Сегодня: г.


Россия находит новых врагов

Владимир Путин в Израиле защищает кремлевскую версию истории ХХ века, которая уже стала поводом для череды ссор с соседними странами.

Год 2019-й заканчивался исторической «войной» между Кремлем и чешским старостой из пражского района Ржепорые, который собрался установить у себя памятник солдатам так называемой «Русской освободительной армии». Эти конкретные «власовцы» в конце войны развернули свое оружие против нацистов, которые их до этого вооружили, и поддержали чехов, поднявших в Праге восстание.

Попутно, как считает староста муниципалитета Ржепорые, они защитили его деревню, которая тогда не входила в состав чешской столицы, от возможных акций возмездия со стороны эсэсовцев. В Москве в ответ тогда заявили, что власовцы, вместе с другими пособниками нацистов, были осуждены Нюрнбергским трибуналом и ставить им памятники за что бы то ни было — это не только аморальный поступок, но и нарушение международного права.

Следующим врагом, прямо под Новый год, во время большой пресс-конференции Владимира Путина, сделали Польшу. Российский президент фактически обвинил довоенные власти этой страны в антисемитизме, а попутно сообщил, что лично работает в архивах и готовит к 75-летию победы над нацизмом статью об обстоятельствах начала войны. Про эту статью он говорил уже несколько раз, наверняка вспомнит про нее и еще. До мая времени еще предостаточно, а Польша даст еще немало поводов.

Официальная Варшава в вопросах исторической политики едва ли не активнее Кремля. Это не тихая и спокойная Чехия, в которой кроме старосты Ржепорые Павла Новотного заявления на исторические темы в последнее время делал разве что президент Милош Земан, да и то, когда российские дипломаты попытались осудить принятие чехами закона о памяти жертв оккупации 1968 года.

Нынешняя правящая в Польше партия «Право и справедливость» и ее лидер Ярослав Качиньский, а также его погибший под Смоленском в авиакатастрофе брат, президент Польши Лех Качиньский, можно сказать, придумали сам термин «историческая политика». Так что польская дипломатия почти так же часто, как российская, опирается не на актуальные события и угрозы, а строится вокруг неоднозначных вопросов прошлого. А сложных мест в истории этой страны всегда хватало — уже хотя бы потому, что Польше постоянно надо было бороться за влияние в славянском мире с Россией и за самое свое существование — с Германией.

Польшу делили неоднократно, и последний раз это было как раз в XX веке, в начале Второй мировой войны. В Варшаве не устают напоминать, что тогда СССР ввел свои войска на польскую территорию после нападения нацистской Германии и в соответствии с ранее заключенным советско-немецким договором о ненападении, известном в истории как Пакт Молотова — Риббентропа, и секретными протоколами к нему. Они предполагали, в свою очередь, раздел даже не сфер влияния, а просто территорий независимых государств в Восточной Европе.

Поляки активно защищают эту свою позицию жертвы двух тоталитарных режимов. Но иногда весьма странными способами. Например, в Израиле, куда Владимир Путин приехал с визитом и на форум посвященной памяти о Холокосте, он не встретится с польским президентом. Анджей Дуда потребовал, чтобы ему дали там выступить наравне с российским коллегой. Ему объяснили, что формат предполагает выступления только лидеров стран-членов антигитлеровской коалиции, включая и Россию, как правопреемницу СССР, а также главы немецкого правительства Ангелы Меркель. В ответ Дуда сообщил, что не приедет, потому что не хочет молча слушать выступление Владимира Путина и не иметь возможности ответить.

Ответит польский президент, скорее всего, 27 января на праздновании годовщины освобождения концлагеря Аушвиц, расположенного около польского местечка Освенцим. Так что можно гарантировать продолжение российско-польской исторической войны.

А между тем на горизонте третий враг. Ехать в Израиль отказался в последний момент и президент Литвы Гитанас Науседа. У него в стране, как это ранее было в Польше, обсуждают фактическим запретом на упоминания о том, что литовцы могли быть пособниками нацистов, хотя таких фактов в истории известно достаточно. Это уже вызвало напряжение литовско-израильских отношений. Ну а теперь, гарантировано и резкое ухудшение российско-литовских отношений, ведь Науседа не только поедет в Израиль и, понятное дело, не приедет и на майские торжества в Москву, но и точно выступит в Освенциме 27 января вместе с Анджеем Дудой.

Вторая мировая война в Европе завершилась 75 лет назад и картинки к очередной годовщине победы в российских школах часто рисуют уже праправнуки победителей нацизма. Но для Владимира Путина, а равно и многих других лидеров стран Восточной Европы, эта война по-прежнему остается одной из главных тем в их внешней политике. И это провоцирует новые конфликты. Пока, к счастью, не военные, хотя информационные войны (на этот раз — с подачи Кремля) уже идут вовсю.

Источник

 
Статья прочитана 4 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru