Сегодня: г.


Кто стоит за «неправильным» Кадыровым в Самарской области

За намеренным банкротством предприятия «Автозаводстрой» скрывается разветвленная система финансовых схем, ведущая в Лондон

В России фамилия Кадыров ассоциируется с жесткой дисциплиной и порядком, который глава Чечни установил во вверенной ему республике. Но в Самарской области совершенно другой человек по фамилии Кадыров стал одним из сопричастных к масштабному финансовому хаосу, который поглотил сотни миллионов рублей. Ключевые слова здесь «один из», поскольку сложившаяся в регионе система освоения денег «кормит» не одну сотню людей. И лишь единицы оказались на скамье подсудимых, в их числе и упомянутый «неправильный» Кадыров.

Речь идет об Игоре Кадырове, экс-владельце АО «Промышленное строительство». В 2016 году его арестовали по обвинению в особо крупном мошенничестве и злоупотреблении полномочиями, и дали срок, но о сути уже отбытый под арестом. Как итог, в январе 2018 года Кадыров вышел на свободу. Дело, о котором идет речь, ранее было подробно описано в статье «Блокнота». На прошлой неделе новые подробности, появившиеся в рамках расследования, появились в федеральном издании “Лента.ру”.

Следы самарских финансовых махинаций уходят из России в Лондон, к миллиардеру Сергею Махлаю, который скрывается в Великобритании от следствия. Имя Махлая, как и еще одного важного фигуранта, банкира Александра Попова, последние месяцы часто появляются на страницах СМИ. Имена Игоря Кадырова и Алексея Долматова менее известны читателям, однако они являются столь же важными звеньями огромного и запутанного финансового круговорота в Самарской области.


Игорь Кадыров

Напомним: «Автозаводстрой» утратил комплекс промышленных зданий в городе Тольятти – мастерские, боксы, административные здания и другие объекты. Этот комплекс был в аренде у компании ООО «Валео Сервис» (Франция), и именно для «Валео» на этой земле «Автозаводстрой» строил завод. Но просто строить заводы и выпускать продукцию людям, привыкшим к схематозам, скучно и невыгодно – поэтому в 2015 году они реализовали аферу, по результатам которой земля и постройки на ней ушли к «Валео». Это было сделано через серию сделок с участием фирм с явными признаками однодневок. Помог тот факт, что у «Автозаводстроя» были долги. Сперва «Тольяттихимбанк» (ТХБ) дал «Автозаводстрою» (который и так был по уши должен ТХБ) кредит на 250 млн  рублей, выкупил свой же вексель и перепродал его Глобэксбанку. Сняв долговое обременение с недвижимости «Автозаводстроя», постройки загнали тем самым однодневкам – «Ангару», а после «Райзу».

Компании «вылупились» на свет непосредственно перед проведением сделок, а по их завершению лопнули в один момент. Заключительным шагом всей схемы стала продажа всей собственности «Валео». Были проведены совершенно постановочные торги, в которых для придания аукциону видимой правомерности участвовали ООО «Агат» (кстати именно эта фирма инициировала банкротство «Автозаводстроя») и ООО «Поинт». Обе фирмы, «торгуясь» с «Райзом» даже не вносили предложений по стоимости. Собственно им  нечего было предложить – таких денег у только что созданных фирмочек не было  помине. Победитель был известен заранее – «Валео».  Вся собственность «Автозаводстроя» досталась компании за 380,1 млн рублей. При этом «Райз» покупал ее перед этим за сумму на 52 млн рублей больше.   

В ходе торгов было нарушено множество процедур. Начать с того, что организатор аукциона «Торговый дом «Русский бизнес» никогда ничем подобным не занимался. Кроме того, в СМИ не было дано объявления о проведении торгов. Далее – задаток. Его сумма была установлена в размере 10 тысяч рублей, при том, что речь шла о комплексе задний за 380 млн рублей. Да и стоимость недвижимости, как говорилось выше, была откровенно занижена. Проводились торги не как положено, на электронной платформе, а просто в одной из комнат приобретаемого комплекса зданий. Но что окончательно лишает аукцион легитимности, это отсутствие публикации об их итогах в прессе, как того требует закон. А публикации не было потому, что даже номера газеты, где должны были разместить публикацию (издание «Наш новый дом») не существует в природе. Суд лишил это СМИ регистрации, так как фактически «Наш новый дом» не выходил – еще один мираж, туман, морок.

Фактически вся описанная череда сделок была совершенна не нужна ни «Ангару», ни «Райзу», ни «Автозаводстрою». Если с однодневками всё и так ясно, то «Автозаводстрой» это крупное промышленное предприятие, бывшее одним из самых крупных подрядчиков дочернего предприятия «Автоваза», компании «Джей Ви Системз».

После экономически бессмысленных продаж и перепродаж «Автозаводстрой» лишился всей собственности. Это вынесло смертный приговор проекту завода по производству автомобилей Chevrolet Niva второго поколения с планируемым выпуском 120 тысяч автомобилей в год.

Отдельно стоит отметить роль ФАС России в описываемых событиях. В соответствии с документами, ФАС предварительно одобрила сделку спустя месяц после фактического ее оформления. Таким образом антимопонопольная служба узаконила сделку с вопиющими нарушениями, а вот намеренно или по ошибке – это будет выяснять следствие. В ФАС от «Валео», разумеется могла поступить искаженная информация о сделке. Однако совершенно так же, задним числом – спорный объект недвижимости был зарегистрирован в реестре: еще 11 июня 2014 года областное управление Росреестра приостановило регистрацию права собственности, но в 2016 году, когда настало время «Валео», комплекс зданий уже стоял по бумагам на учете с 11 апреля 2014 года. Как объяснить эти действия чиновников?

С правовой точки зрения все процедуры, все действия участников не выдерживают никакой критики. Проколы и нарушения даже не пытались замаскировать, словно не боясь возможных последствий.

Средства от проданной собственности «Автозаводстроя» были разделены между «Тольяттихимбанком» и… Игорем Кадыровым. Налог от продажи собственности в казну не поступил – еще один штрих к общей картине утекания денег в этом сюжете. В итоге состоялось расследование, Кадыров получил мизерный срок, однако ни один человек, ни десять не смогли бы совершить столь запутанный маневр по перемещению недвижимости. В столь сложной схеме задействованы сотни людей и компаний. Вся история с освоением недвижимости «Автозаводстроя» это лишь верхушка… даже не айсберга, а настоящего ледяного континента.

Отдельно стоит отметить заслуги «Тольяттихимбанка» (ТХБ), давшему кредит «Автозаводстрою». По всем банковским правилам делать он этого был не должен – на предприятии уже висели крупные долги. Но мало этого, однодневкам «Ангар» и «Райз» деньги тоже выдал ТХБ. Ничтожным фирмам без репутации и капитала банк давал сотни миллионов, причем оперативно, не размениваясь на такие мелочи, как проверка целей займа и финансовых гарантий. В таких случаях специалисты говорят о доверительных отношениях между банком и заемщиком. Или об отношениях подчинения.

Интересно взглянуть и на руководство Тольяттихимбанка. Это Сергей Махлай, долларовый миллионер (на 2019 год состояние оценивается в $900 млн). В прошлом Махлай являлся бенефициаром одного из крупнейших предприятий Самарской области «Тольяттиазота». В 2016 году олигарх и его отец Владимир Махлай стали фигурантами уголовного дела о хищении свыше 2,5 млрд рублей. Тогда же суд вынес им приговор по другому делу – об особо крупном мошенничестве. Махлаев обязали возместить «Тольяттиазоту» 87 млрд рублей – оказалось, что продукцию завода сбывали по заниженной цене, а то, что не доходило до казны, уютно оседало в карманах глав предприятия. Но сейчас Сергей Махлай уже не в России, он обретается в Лондоне.


Сергей Махлай

А вот главе правления «Тольяттихимбанка» Александру Попову не повезло – в мае 2019 год он был арестован. Именно его подозревают в том организации сделок, которыми был вымощен путь «Автозаводстроя» к банкротству. За Попова активно возвышают голос друзья по бизнесу, утверждая, что банкир невиновен, а арест это ни что иное как рейдерский захват ТХБ. Заступается за Попова и уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов, высказываясь весьма резко и обвиняя следствие.

В процессе банкротства «Автозаводстроя» у Попова была одна из важнейших ролей. В частности он распределял средства от реализации собственности предприятия. Как уже говорилось выше, ни в бюджет, ни другим кредиторам ничего не перепало – только ТХБ и господину Игорю Кадырову. А меж тем среди кредиторов был сам ВТБ, банк с государственным участием, которого лишили 362 млн рублей.

При этом и в случае с ТХБ всё происходящее было прозрачно. Например отношения между банком и фирмой «Райз». Здесь следует упомянуть имя Дениса Жидкова, который арбитражным управляющим лопнувшей однодневки, а также… представителем «Тольяттихимбанк» в обособленных спорах по банкротству. А отец Жидкова являлся конкурсным управляющим «Райза».

Еще один человек, имя которого скрепляет маленькие фирмочки, проложившие путь активам «Автозаводстроя» к «Валео» это Александр Жданов.

Он выступил учредителем «Ангара» (первой фирмы, купившей активы «Автозаводстроя», а также гендиректором «Агата» и действующим руководителем «Поинта», которые в ходе торгов «постояли рядом для красоты». О «Поинт» необходимо сделать отдельное уточнение. Являясь в настоящее время ООО, до 2017 года компания представляла собой АО, учредителем которого был еще один интересный персонаж, Алексей Долматов. Он является одним из приближенных арестованного Попова. В момент задержания банкира рядом с ним находился как раз Долматов.


Алексей Долматов

Это очень влиятельный и состоятельный предприниматель, в «портфеле» которого значатся такие предприятия как «Самарский стройфарфор», «Самарский гипсовый комбинат», «Самарский ламинат», «Алюма-декор», «Ространстерминал», «Центр подрядных торгов в строительстве», «Логопорт» «Мебельный салон «Версиво», «Офисно-складкой центр на Дзержинке»

С именем Долматова связан и организатор тех самых торгов, учредитель торгового дома «Русский бизнес» Игорь Смирнов, ранее работавший в налоговой полиции. Связи прослеживаются через деловые отношения супруги Смирнова с сестрой Долматова. «Русский бизнес» существует и сейчас, но проведением торгов не занимается, полностью сменив сферу деятельности.

Из этих и множества других связей прослеживается один вывод – что банкротство «Автозаводстроя» и передача его собственности «Валео» велась одним и теми же людьми на разных ролях, людьми тесно связанными друг с другом, в том числе семейно. И как бы не развернулась в дальнейшем история все действия по сделкам об активах «Автозаводстроя» заслуживают самого активного интереса следователей.

Источник

 
Статья прочитана 5 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru