Сегодня: г.


Ворюги и кровопийцы. Обратная сторона либерализма

В последнее время многие обсуждали разоблачение Навальным криминальной деятельности генпрокурора Чайки. Внесистемные либералы вообще любят разоблачать госаппарат, скромно умалчивая о том, что сам госаппарат — детище самого радикального и разнузданного либерализма. Всю политическую борьбу умело замыкают на противопоставлении рыночников у руля власти и рыночников в «оппозиции». Любую же антикапиталистическую альтернативу быстро клеймят понятиями «кровопролитие», «упадок», «ГУЛАГ».

Cобственно, мысль эта настолько очевидна и неоригинальна, что проговаривать её вслух становится несколько неловко. В конце концов, все в курсе: дважды два —  четыре, а Волга впадает в Каспийское море. Однако, подчас именно самые очевидные вещи приходится повторять, чтобы не допустить излишней путаницы в дальнейших определениях и лишний раз проверить свои выводы.

Так что, дорогие читатели, давайте в очередной раз поговорим об очевидном.

Cовершенно нелюбимого мною Бродского в его «Письмах римскому другу» как-то раз угораздило написать строки, повторенные впоследствии неприличное количество раз и поднятые на флаги, кажется, всеми либералами страны вообще:

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далёко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники — ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

Мало того, именно этот самый тезис о милом ворюге, впоследствии, вообще станет едва ли не ключевым тезисом, оправдывающим омерзительность как всей государственной власти новой России, так и отдельных её представителей. Будучи развёрнутым в полноценное предложение, он прозвучит следующим образом: 

«Да, современная власть неприглядна и некоторым образом нелегитимна; да, пришла она к власти через убийства и антиконституционный переворот; да, первоначальное накопление собственности, будучи осуществлённым через залоговые аукционы девяностых и иные, как серые, так и откровенно нелегальные схемы, явилось по сути откровенным неприкрытым воровством,  —  но Сталин был тиран, а мы не хотим возвращения террора».

Здесь объективному и честному читателю может показаться, что я несколько сгущаю краски в публицистическом угаре . Но посмотрите, что говорит сам Медведев в ответ на скромные попытки у журналиста добиться хоть какой-нибудь реплики о журналистском расследовании ФБК по Юрию Чайке.

Он прямо обещает, что «30-е годы не вернутся», адресуя всё к тому же тезису, верой и правдой служащему нашим благословенным элитам вот уже более двух десятилетий подряд.

И это, опять таки, не красивая метафора. Слова эти отлично перекликаются со знаменитыми и известными, наверное, всем словами Чубайса о том, что приватизация есть процесс абсолютно не экономический, а каждый проданный завод есть гвоздь в крышку гроба коммунизма.

Вот только беда с этим отрывком из Бродского заключается в том, что он, по сути своей, классическое красивое по форме, но абсолютно не имеющее никакого реального содержания метафизическое высказывание, сродни знаменитым ванильным цитатам уровня пабликов про “Марию Ремарк”.

На практике же, внезапно, оказывается, что ворюги и кровопийцы в реальном мире хищнического капитализма составляют совершенно нерасторжимый дуэт, в котором коррупционеры в верхних эшелонах власти получают прибыль благодаря убийцам и насильникам на местах.

И мало того, именно так выглядит тот самый капитализм, в который зазывали население благообразные либеральные агитаторы в девяностые годы. Лицо его — совсем не Билл Гейтс, Стив Джобс или, прости ЛММ, какой-нибудь Павел Дуров. 

Лицо русского капитализма  —  это Цапок. 

Здесь я вновь так и слышу возмущённый голос критически настроенного читателя. Да, может возразить мне он, либерализм не продемонстрировал ожидаемого результата в девяностых, но, во-первых, начал он с “низкого старта” — кризиса и обрушения советской системы управления, а во-вторых, нельзя всерьёз утверждать, что современная клерикальная гебэшная и по-пелевински православная патерналистская Россия либеральна. 

Можно. 

В подтверждение данного тезиса можно привести тысячи многократно высказанных банальностей, рассказать о том, что либералами являются все экономические министры с начала 90-х, кричать о фундаментальной подмене понятий и неудачно скрываемом неразделении свободы политической и свободы экономических агентов. Однако делать подобное — значит не уважать ни собеседников, ни единомышленников, принуждая их в очередной раз пережёвывать многократно употреблённую ранее жвачку.

Своей же мысли, даже при всей её очевидности и банальности, я не позволю ударяться в подобную совсем уж Киселёвщину, и постараюсь перевести её в несколько иную плоскость. Для новых левых она, отчего-то, кажется мне чуть более актуальной.

Во времена споров со своими оппонентами в девяностых, Чубайс, например, без зазрения совести называет их “коммунистами”, хотя всерьёз считать наследников прогнившей насквозь верхушки КПСС последователями гуманистического учения Маркса сегодня может разве что насквозь прожжённый член КПРФ. Между тем, бремя ответственности за то, во что выродилась величайшая идея обновления человечества, вынужденны возлагать на себя современные левые, предложения которых о равенстве в будущем непременно будут скомпрометированы их противниками через указание на малопривлекательные страницы её реального прошлого. В том числе, на 30-е годы XX столетия, и, в особенности, на её бесславную кончину.

Однако, как левые сегодняшних дней вынуждены осмыслять и отвечать за действия Сталина и Горбачёва, так и либералы завтрашнего дня будут вынуждены осудить деятельность своих сегодняшних героев. Признать, что Ельцин, по большому счёту, был бездарным в управлении барственным алкоголиком, желавшим не столько побороть номенклатуру, сколько дорваться до её благ, Гайдар в экономике не понимал ни черта, Чубайс крайне по-тоталитарному руководствовался идеологией, а не капиталистической прагматикой, а крайне ненавидимого сегодня Путина посадили именно либералы, и именно это и стало пелевинским торжеством либеральной мысли в России.

И, критикуя “реальный коммунизм”, ни на секунду не стоит забывать, что альтернатива его, вполне реальный капитализм безо всяческих кавычек, выглядит именно так.

С Чайками и Цапками.

Любителям же ванильных цитат, приведу одну отличную, из Достоевского: 

– Как кто убил?.. — переговорил он, точно не веря ушам своим, — да вы убили, Родион Романыч! Вы и убили-с…

Виктор Зотин

Источник: vestnikburi.com

 
Статья прочитана 27 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru