Сегодня: г.


Как в Чечне относятся к детям с ограниченными возможностями?

В республике тысячи детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями здоровья. В одном только Республиканском реабилитационном центре для детей и подростков с ограниченными возможностями имени И.С.Тарамова на учете стоят 3500 детей. Большинство родителей стыдятся выводить их в общество и не уделяют им должного внимания. О проблемах детей с ОВЗ КАВПОЛИТу рассказала педагог-психолог Марьям Гадаева.

Чиновники детьми с ОВЗ заниматься не хотят

Марьям Гадаева – студентка филологического факультета Чеченского государственного университета, учится на педагога-психолога. В реабилитационный центр она пришла еще на третьем курсе устраиваться воспитателем.

– У моего брата, которому сейчас 12 лет, детский церебральный паралич (ДЦП). Он довольно умный мальчик, но он не ходит. Когда проблема касается тебя и твоей семьи, ты ощущаешь ее острее. Поэтому мне и хотелось сделать хоть что-то для детей с особенностями. Простите, но назвать их больными или инвалидами у меня язык не поворачивается, – поясняет Гадаева.

Помочь своему брату и таким же детям, как он, она решила еще в 11-м классе. В тот год брат Марьям должен был пойти в первый класс. Девушка не хотела, чтобы он обучался на дому, и у нее возникла идея о создании интегрированного класса при школе.

– Летом я, как и все выпускники, сдавала ЕГЭ. И в один из дней узнала, что на экзамене будет присутствовать заместитель министра образования и науки Чеченской Республики, – рассказывает Марьям. – Я заранее подготовила речь и план по осуществлению моей идеи и отправилась на экзамен.

Сдав экзамен, Марьям решила, что замминистра не станет ее слушать, и направилась на выход. Уже на улице она разозлилась на себя, развернулась и стала прорываться обратно в школу.

– На ЕГЭ охрана круче, чем у президента. Вы представляете, через что мне пришлось пройти? – смеется девушка. — Уговорив двух охранников и войдя в школу, я наткнулась на более грозную женщину в фойе. На шум вышел чиновник, к которому я шла.

Марьям удалось изложить замминистра свою идею, однако никто, кроме него, в Минобрнауки ее не поддержал.

– Тогда я и решила работать в реабилитационном центре, так от меня пользы больше, – разводит она руками.

За 12 занятий многому не научить

За время своей работы в реабилитационном центре для детей и подростков психолог встретилась не только с равнодушием чиновников, но и с агрессией родителей.

– Ни один родитель не будет подготовлен к рождению больного ребенка. Когда они сталкиваются с болезнями своего ребенка, особенно генетическими, они не знают как себя вести, – рассказывает педагог-психолог. — Особые затруднения в общении и страх испытывают родители аутистов. Такие дети не дают себя погладить, не смотрят на родителей и наносят себе увечья, если что-то идет не так, как они хотят. К ним нужен особый подход.

По словам Марьям Гадаевой, родители если и не расходятся после рождения больного ребенка, то живут под одной крышей чисто формально: зачастую мужья винят в болезни ребенка своих жен.

– У нас проходила реабилитацию девочка с аутизмом. У нее была особенность: все свободные поверхности она заставляла бутылками. Если кто-то из родителей убирал хоть одну бутылку, она начинала биться об стену и швырять вещи в родителей. Однажды она отгрызла у пульта от телевизора кнопки и куда-то его закинула. Ее отец пришел в ярость. Стал кричать, что дочь 12 лет притворяется, чтобы они с мамой могли ездить в разные города якобы для лечения. В итоге он поставил условие: не найдете пульт — выметайтесь из дома. Пульт, к счастью, нашелся в соседском огороде, – приводит пример Гадаева.

Педагог-психолог считает, что если бы родители занимались чуть больше своими детьми и проявляли по отношению к ним терпение, такие дети могли бы многому обучиться и даже зарабатывать.

В реабилитационном центре с ними занимаются хореографией, плаванием, шитьем, пением и рисованием. Детей учат читать и считать. Но этому возможно научить их лишь с двух-пяти лет, а когда специалистам приводят 12-16-летнего ребенка, который даже имени своего не знает, многому его не обучишь.

– Мамы покормят ребенка, оденут его и отпустят на улицу, а до остального им дела нет, – говорит Марьям. — А потом они возмущаются: «Почему вы его ничему не научили?». Мы отвечаем, что тому, чему вы не научили своего ребенка за 12 лет, за 12 занятий не научишь.

Дар Всевышнего

Каждый день в реабилитационном центре с 9:00 до 12:00 проходит осмотр детей, вставших в очередь на лечение. С детьми в основном приходят матери. Некоторые из них одергивают своих детей, когда те в компании дружелюбных врачей начинают кривляться. Создается впечатление, что им за своих детей стыдно.

– Они пытаются заставить своих детей быть нормальными, – с сожалением говорит Марьям Гадаева.— Сколько бы ты им ни объяснял, что их ребенок особенный и к нему нужен иной подход, бесполезно. Они все равно злятся на своих детей, как будто от их чада что-то зависит. Причитают: «За что мне это? Почему у других ребенок нормальный, а у меня нет». И все думают, что это проклятье семьи.

У Магомеда Упаева органическое поражение центральной нервной системы и задержка психомоторного речевого развития. В реабилитационный центр он пришел с родителями и младшим братом. Марьям рассказывает, что Магомеду пять раз требовалось переливание крови. И каждый раз в больнице выстраивалась очередь из сослуживцев Муслима, отца ребенка, чтобы сдать кровь для его сына.

Детей в семье Упаевых четверо, и лишь Магомед родился с особенностями. И тем не менее у папы он любимый ребенок. Отец весело сопровождает мальчика из кабинета в кабинет, смеется и шутит. Включает ему музыку, рассказывает о том, как Магомед любит танцевать, хлопает, когда мальчик начинает пританцовывать. Отец, не стыдясь окружающих, чмокает сына в щеки и крепко его обнимает, пока мама занимается оформлением документов.

– Откуда в вас столько счастья, несмотря на болезнь вашего сына? – спрашиваю я.

– А вы посмотрите на него, – показывает он на сына. — Разве можно не быть счастливым, глядя на это маленькое солнце?! Это же мой сын, моя кровинка. 

Даже если будет совсем тяжело, на моем лице он будет видеть только улыбку, ему и без того нелегко. Иметь такого ребенка – это дар Всевышнего, который нужно принять с благодарностью.

Седа Магомадова

Источник: kavpolit.com

 
Статья прочитана 31 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru