Сегодня: г.


Какими будут выборы-2016 на Северном Кавказе

Прокремлевский Фонд развития гражданского общество (ФоРГО) определил регионы, в которых выборы-2016 будут самыми сложными. Среди южнороссийских территорий это Краснодарский край (16 баллов), Ростовская область (14 баллов), Ставропольский край (12 баллов) и Дагестан (9 баллов) .

Причем уровень сложности будет зависеть не только от количества кампаний, но и от внутренней политической ситуации, наличия конфликтов в элите, протестной активности. КАВПОЛИТ в преддверии старта избирательной кампании начинает цикл интервью с ведущими политологами и политтехнологами Северного Кавказа о прогнозах на выборы-2016.

Первый наш собеседник – это руководитель Северо-Кавказского филиала ФоРГО, доктор политических наук, профессор Геннадий КОСОВ.

– Геннадий Владимирович, насколько, на ваш взгляд, напряженной будет предвыборная борьба на Северном Кавказе? Я имею в виду не «административный» аспект, который и оценил в своем рейтинге ФоРГО, а то, что ближе и понятнее людям, – черный пиар, протестные настроения.

– Выборы в будущем году уникальны с разных позиций. Во-первых, произошло возвращение к системе избрания половины состава Госдумы по одномандатным округам. 

Во-вторых, одновременно с федеральными пройдут выборы в 36 региональных законодательных собраниях. Действительно, выборы будут сложными с позиции политического менеджмента, политического администрирования.

Этот уровень сложности зависит не только от количества кампаний в том или ином регионе, но и от политической ситуации.

Сложность придают конфликты региональных элит, наличие сильных кандидатов у нескольких партий, и в том числе то, о чем вы говорите, –агрессивное проведение избирательной кампании со стороны непарламентских партий.

– Только ли непарламентских?

– Именно от них в большей степени я ожидаю использование черного пиара. Ведь для узнаваемости партия должна не один год работать «в поле», в конкурентной борьбе доказывать людям, что она занимается реальными делами, у нее есть реальный план, есть альтернатива развития региона, страны. 

А если этим не заниматься, то как напомнить о себе избирателю? Шокирующее поведение, использование черного пиара для роста своей узнаваемости по принципу «топи ближнего, зарабатывай очки на его поле».

– Ну и все же, насколько густой будет эта «чернота»?

– Я надеюсь, что политические партии, которые приняли решение учувствовать в выборах, прислушаются к президенту РФ, который в своем послании к Федеральному собранию подчеркнул, что «предвыборная конкуренция должна быть честной и прозрачной, проходить в рамках закона, с уважением к избирателям».

Отмечу еще один тезис президента: в послании акцент он сделал на том, что власть должна слышать людей. И это особенно важно в связи с предстоящими выборами. Слышать людей, чтобы не допустить повторение «болотного» сценария конца 2011 года, не породить рост массовых протестных настроений.

– Но протестные акции уже сейчас захлестнули страну. Я о дальнобойщиках, у которых экономические лозунги протеста постепенно переходят в политические. Вот те политики, которые принимали решение о внедрении системы «Платон», они, как говорил Путин, «слышат людей»?

– Я думаю, что дальнобойщики скоро успокоятся. Как было, например, с валютными ипотечниками – их оказалось не так уж и много, чтобы стать драйвером протестного движения.

Как мне кажется, серьезных протестных выступлений, которые были после прошлых выборов в Госдуму, ни в России, ни на Кавказе не будет. Не будет потому, что меры по развитию политической конкуренции привели к серьезному расширению партийного участия в электоральных процедурах. 

Сегодня большинство самых разных социальных групп имеют серьезные шансы увидеть в Госдуме своего представителя, а это приведет к обязательному для легитимных выборов общественному консенсусу вокруг их результатов. Да и вообще, стоит ли бояться протестной активности? Нет! Важно то, чтобы нормальная протестная активность не могла использоваться манипуляторами в деструктивных целях.

– Вспомните сентябрьские выборы на Кавказе, когда в некоторых территориях партия власти проиграла – Кизляр, Буйнакск, Бабаюрт… А в будущем году, как думаете, «опрокидывающее» голосование будет?

– Дать однозначный ответ на этот вопрос невозможно. Слишком много факторов влияет сейчас на электоральные предпочтения, и слишком много факторов, в том числе и новых, могут эти предпочтения изменить. Ведь можно говорить об угрозе формирования в той или иной территории «неумеренной оппозиции», которая будет стремиться дестабилизировать ситуацию по украинскому сценарию, о появлении политических авантюристов… И вот если не противодействовать этим процессам, то в итоге можно получить «опрокидывающее» голосование.

С другой стороны, имиджевая работа органов власти в кризисной ситуации «секвестра социальной сферы», реальные шаги и дела, противодействие политическим авантюристам, через поиск новых и адекватную работу «старых» лидеров общественного мнения, позволит снизить накал избирательных страстей. А в конечном итоге сделает итоги выборов более прогнозируемыми.

Вообще, я бы развел изначально голосование на выборах в Госдуму, в региональные парламенты и в думы административных центров регионов. Если и говорить об «опрокидывающем» голосовании, то оно более вероятно на местном уровне. Зачастую, при многих других факторах, природа такого типа голосования связана с конфликтом местных элит, как произошло как раз в Буйнакске.

– Вообще, зачем было в 2016 году совмещать такое количество кампаний? Ну вы только на Кавказ посмотрите: выборы в парламенты Ставрополья, Дагестана и Ингушетии, местные советы в Ставрополе, Грозном, Нальчике…

– Не вижу в подобном совмещении чего-то необычного и тем более конспирологического. Если не считать переноса выборов в Госдуму, все остальные кампании проходят в свое время.

Да, выборы в Госдуму, возможно, будут одними из самых сложных за всю историю современной России. Но это уже сейчас диктует необходимость искать и обсуждать перспективные темы, способные объединить людей вокруг позитивных государственных задач и политических сил. Совмещенные выборы как раз и позволяют это сделать.

– Судя по политической риторике последних двух лет, у нас «объединительная» национальная идея строится на изоляционизме, противопоставлении другим державам.

– Я бы сформулировал это по-иному – идея субъектности России как государства, которая определяет направление своего развития в интересах всех граждан страны.

Темы, которые могут стать фундаментом политического консенсуса перед выборами – это и патриотизм, и демократия, народное представительство во власти, и рыночная экономика как система для повышения уровня жизни людей, и социальная справедливость и гарантии для всех граждан России, и стабильность как необходимое условие для поступательного развития страны и устойчивого развития.

– Ну а каково, на ваш взгляд, будет соотношение локальной и федеральной политической повестки на выборах на Северном Кавказе? Что реально сейчас волнует людей, вряд ли ведь Турция с Сирией…

– А почему не Турция с Сирией? И Турция, и Сирия, и Франция с Бельгией… Это все связано в сознании людей с персональными угрозами их безопасности, с угрозами терроризма. Волнует, конечно, и Украина. Волнует Черногория и расширение НАТО на восток.

Ситуация в мире сегодня такова, что с новыми цивилизационными вызовами в одиночку уже никто не справится, даже сверхдержава. Это и терроризм, и экология, и миграция… Если раньше одни страны могли решать свои проблемы за счет других, то в настоящее время эта модель дала сбои и больше не работает. 

Сегодня ни одна страна не может решить в одиночку ни одну глобальную проблему. В этом, кстати, абсурдность расширения НАТО. Расширения не демократии, а именно военного блока.

– Но согласитесь, что и Черногория, и Франция – это вызовы глобального порядка. А простой работяга, живущий здесь, на Кавказе, сталкивается с проблемами совсем иного калибра: безработица, падение зарплаты, рост тарифов…

– Конечно, на выборах будут говорить не только о Черногории и Франции. Уверен, будут востребованы и антикоррупционная, и патриотическая, социал-популистская риторика. А в тех регионах, где наиболее неблагополучная ситуация с охраной природы (скажем, во Владикавказе) – и экологическая.

Вообще, в связи с новыми контурами одномандатных округов, в которых к городским частям прирезаны сельские территории, выборы в Госдуму «муниципализируются». То есть избиратели получают возможность на федеральных выборах услышать от кандидата не общие фразы, ориентированные на большие социальные группы, а его позицию по проблемам «мой двор», «мой подъезд».

В тех регионах, где выборы будут, скажем так, гибридными (федерация плюс регион), локальная повестка дня перетечет в региональную кампанию, а федеральная останется в рамках избирательной кампании в Госдуму. Там, где выборы будут только в Госдуму, повестка будет ориентироваться на общероссийскую.

Хотя и в первом, и во втором случаях одномандатники и непарламентские партии будут стараться «засветиться» и сколотить свои группы поддержки за счет местных и региональных проблем.

– То есть все же снова популизм? Ну а есть ли вообще, на ваш взгляд, сегодня на Северном Кавказе новые яркие партии и местные политики, которые появятся на небосклоне?

– Яркие?.. Уверен, что на выборах в Госдуму многие политические акторы будут пытаться воспользоваться эффектом консолидации россиян вокруг президента как лица, которое ассоциируется в первую очередь, с решительностью и безопасностью. И на Кавказе это особенно выражено – рейтинг президента здесь, по моим замерам, действительно выше 90%.

Более того, в ситуации борьбы, которую ведет Россия с международным терроризмом, граждане хотят «прислониться» к государству.

Многие патриотично ориентированные политические партии будут стараться воспользоваться этой ситуацией в своей предвыборной кампании. Но вот удастся ли многим реально этим воспользоваться? Если мы говорим о партийных списках, то и «Родине» (она, как вы знаете, имеет неплохие позиции в Дагестане), и «Патриотам России» (они в четырех региональных парламентах – в Дагестане, Карачаево-Черкесии, Чечне и Северной Осетии), и «Коммунистам России» это будет сделать сложно.

Просто у непарламентских партий нет политиков, патриотические лозунги которых воспринял бы электорат. Поэтому и непарламентские партии могут рассчитывать на места в Госдуме благодаря голосованию в одномандатных округах.

– Помните, даже в консервативной Ингушетии парламентарием стал оппозиционер, член «Правого дела» Ахмед Белхороев. Ну а в 2016 году у кавказских либералов есть шансы пройти в Госдуму?

– Есть, но они невелики. Руководитель нашего фонда Константин Костин поделился такой арифметикой.

Либеральный электорат в России не слишком велик, раньше говорили о 15%, сейчас – о 12%. С поправкой на явку мы получим 7-8%. Если разделим на два, учитывая внутренний раскол оппозиции на «западников» и «патриотов», то чисто математически ни у какой либеральной партии шансов преодолеть 5-процентный барьер нет.

– Ну а на региональных выборах у «несистемной оппозиции» на Кавказе шансы есть?

– Смотря что понимать под «несистемной оппозицией». Если это общее название для лиц и группировок, активно недовольных действующей властью, но не могущих существенно повлиять на нее, то перспектив у такой оппозиции, конечно, нет.

А вот наличие конструктивной оппозиции повысит легитимность власти и принимаемых ею решений. Реальные шаги в этом направлении нельзя заменять имитацией.

Федеральная власть неоднократно говорила о конкуренции, открытости и легитимности в ходе проведения выборов. При отсутствии конкуренции, при отсутствии оппозиции избирательные кампании проходят вяло. Многие избиратели считают их исход предрешенным и предпочитают в день голосования оставаться дома у телевизора.

– Для партии власти идеальный вариант!

– Отчасти. Но о чем это свидетельствует? О слабости оппозиции и недостатке ее выдвиженцев, способных на равных бороться с региональной элитой. А в конечном итоге это приведет к тому, что в регионах (и кавказских это касается особо) будут создавать красивую, но при этом далекую от реальности картинку и транслировать ее федеральному центру.

Кроме того, как я уже говорил, апатия населения вызывает к жизни популистов и политических авантюристов. Они наверняка будут использовать и взрывоопасную на Кавказе риторику – религиозную и национальную тематику (особенно на локальном уровне), чтобы сформировать свои группы поддержки и консолидировать сторонников.

Ведь именно спекуляции на религиозные темы позволяют отключать рациональное мышление и, опираясь на иррациональные импульсы, зарабатывать себе «очки». Но очевидно, что такие манипуляторы в нынешней ситуации не просто вредны, но и опасны.

Антон Чаблин

Источник: kavpolit.com

 
Статья прочитана 2 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru