Сегодня: г.


Копейка битрубль бережет

Недавно Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент) приняла заявку платежной системы QIWI на регистрацию товарного знака «Битрубль». По словам представителей компании, технически они готовы начать выпускать российский аналог известной международной криптовалюты Bitcoin уже в 2016 году.

Дело за малым – получить одобрение Центрального банка. С другой стороны, Минфин разработал и планирует внести в Госдуму до конца осенней сессии законопроект, согласно которому за обмен криптовалюты на рубли будет введена уголовная ответственность. «НИ» с помощью экспертов попытались понять, есть ли шанс на то, что битрубль станет реальностью, обретет признание и легитимность, впишется в правовое и финансовое поле страны. Оптимизма крупнейшей российской платежной системе придает тот факт, что Центробанк сразу не отказал ей в реализации идеи. «На данный момент позиция регулятора достаточно конструктивная. Однако определенный скепсис остается. Уже создана группа в ЦБ, которая будет заниматься изучением криптотехнологий и криптовалюты», – пояснил директор по связям с общественностью QIWI Константин Кольцов.

Позицию Минфина четко выразил замглавы ведомства Алексей Моисеев: «Мы хотим, чтобы криптовалюты не перемешивались с рублями. По сути, это некая незаконная валютная операция. Риск того, что будут наказаны граждане, которые что-то изобретают и экспериментируют на своем компьютере, таким образом убирается».

Минфин в своем неприятии виртуальных денег прямо опирается на первый пункт статьи 75 Конституции РФ: «Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком. Введение и эмиссия других денег не допускаются». Центробанк, со своей стороны, еще в прошлом году предупредил, что работа юрлиц с «виртуальными валютами» будет расцениваться им как потенциальное участие в отмывании преступных доходов и в финансировании терроризма.

И что эмиссия и обмен криптовалют на территории России противоречит статье 27 закона «О Банке России». Генеральная прокуратура, МВД и ФСБ со своей стороны заявили, что введение в стране «других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещается».

В общем, барьеров на пути битрубля хватает. Так стоит ли игра свеч, нужно ли России осваивать технологию чужих виртуальных валют и создавать собственную? Чтобы приблизиться к пониманию этого, обратимся к опыту самой известной в мире криптовалюты – Bitcoin.

Изобретен он был в 2008 году японцем Сатоси Накамото. В 2009-м появился в обращении. Отличительная особенность – Bitcoin анонимен и не обеспечен какими-то материальными ценностями вроде золота или серебра; фактически это код, математический алгоритм, хранящийся в виртуальном кошельке на жестком диске компьютера. В этой одноуровневой платежной системе отсутствует банк-эмитент, так же как и регулирующие органы. Транзакции протекают между равноправными узлами-участниками.

Криптовалютой можно оплатить все что угодно – от книг до земельных участков. Первым реальным товаром, проданным за биткоины, стали две пиццы: в 2010 году американец Ласло Ханеч отдал за них 1 тыс. виртуальных монет. Сегодня более 60 тыс. онлайн-магазинов мира принимают к оплате виртуальные деньги. Главный плюс в том, что биткоины не зависят от каких-либо правил, от ограничений по обороту. Их адреса нельзя «заморозить», как счета в банке. По сути, появилось глобальное сообщество компьютерных пользователей, считающих этот «электронный фантик» деньгами. Важный момент: базовый алгоритм биткоина не бесконечен – на его основе можно сгенерировать не больше 21 млн. уравнений. Это и есть предельное число «монеток». Данный фактор ограничивает эмиссию криптовалюты, спасая ее от неудержимой инфляции.

«За криптовалютами будущее, – убежден Сергей Солонин. – Вопрос лишь в том, когда оно наступит. Думаю, лет через 10 и более. Сейчас QIWI не работает с криптовалютами – в соответствии с российским законодательством. Но я считаю, что системы типа Bitcoin могут сильно понизить стоимость транзакций и удешевить всю цепочку движения денежных средств». Скептики же, которых немало и на Западе, указывают на обратную сторону медали. «Деньги, которые не были выпущены государством, не имеют шансов на выживание. Деньги неизменно являются инструментом государства», – говорит известный американский политолог и социолог Эдвард Хадас.

В России к числу противников криптовалюты, помимо ведомства Антона Силуанова и силовых структур, относятся Минэкономразвития и Росфинмониторинг. С их позицией согласен и финансовый омбудсмен Павел Медведев: «Такое техническое хулиганство абсолютно неправомерно. Рубль – вот единственная валюта в России. Все остальные деньги незаконны, и такого рода безобразие уголовно наказуемо». В Минфине полагают, что выпуск денежных суррогатов должен караться двумя годами исправительных работ и 300 тыс. рублей штрафа. Страны в своем подходе к криптовалюте разделились на две неравные группы. В первую вошли те, кто усмотрел в развитии биткоинов опасность для себя и отказал им в легальном статусе: это Таиланд, Вьетнам, Боливия, Бразилия, Эквадор, Кигризия, Бангладеш. В Китае использование биткоинов запрещено для финансовых учреждений. Западные лидеры пошли другим путем. В 2013 году в США биткоины были признаны финансовым активом наравне с нефтью и пшеницей. Сенат постановил, что частные лица не должны отчитываться о их использовании, а компании, наоборот, обязаны включать данные о транзакциях в свои отчеты. В Канаде, Австралии, Норвегии биткоины классифицируются как частные деньги, их продажа облагается налогом на добавленную стоимость, а прочие операции с ними – подоходным налогом. Криптовалюта разрешена и в странах Европы – в Великобритании, Бельгии, Чехии, Германии, Италии, Испании, Дании и Польше. Россия же пока стоит на распутье. «В вопросе битрубля наши финансовые власти смущают два момента, – сказал «НИ» президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов. – Первое – появляется некий непонятный эмиссионный центр. Второе – они опасаются, что через канал криптовалюты может быть налажен неконтролируемый оборот денежных средств, в том числе тех, которые подпадают под действие федерального закона «О противодействии терроризму». Между тем сам эксперт считает, что, прежде чем вводить запреты, денежным властям стоит серьезно изучить тему и представить свои соображения по развитию рынка криптовалют. «Криптовалюты – очевидный мировой тренд, – отмечает собеседник «НИ». – Просто от него отмахиваться или запретить – это значит самих себя обезоружить и потом стать заложниками высоких темпов отставания. Наше государство привыкло все на свете контролировать, но в данном случае оно должно не контролировать этот перспективный рынок, а создавать условия для его развития». В то же время ведущий аналитик Института современного развития Никита Масленников скептически настроен относительно ближайших перспектив битрубля. «Можно регистрировать какие угодно товарные знаки, но с точки зрения продвижения продукта в массы результат будет нулевым, – сказал он «НИ». – Похоже, QIWI отстаивает свою идею потому, что компании нужен дополнительный диалог с регулятором по ряду проблем своего бизнеса». Но криптовалюты как явление, конечно, имеют право на существование, считает эксперт. В конце концов привычные нам деньги прошли большой путь от своих каменных предков с дырочками посередине. Собственно, уже лет 15 мы живем в окружении цифровой наличности. И пусть «Яндекс.Деньги», Qiwi Wallet, WebMoney – формально не деньги, а кошельки для онлайн-расчетов, но в таком случае и биткоин – не криптовалюта, а пиринговая система платежей. Эти находящиеся в свободном обращении в мире и России инструменты выполняют одну и ту же функцию – альтернативы бумажному рублю. Равно как кредитные карты VISA/Mastercard/Maestro. Так что проблема виртуальных денег шире. Ее не решить, не ответив на концептуальный вопрос: как мы относимся ко всему альтернативному – как к злу или как к благу? В шведских магазинах можно расплачиваться биткоинами Криптовалюты, в том числе крупнейшую из них – биткоин, в Швеции рассматривают как перспективное направление развития финансовой системы. Во всяком случае, местные законодатели не ограничивают победное шествие виртуальных денег. В 2013 году в Стокгольме был даже открыт первый в Европе банкомат, который обменивал шведские кроны на биткоины. Естественно, «валюту будущего» нельзя было получить наличными – деньги переводились на специальный виртуальный кошелек покупателя. Первым клиентом футуристического аппарата стал один из руководителей крупнейшего банка Швеции, SEB, что свидетельствовало об интересе к новой валюте скандинавских финансистов. «Мы купили банкомат в Канаде за 5 тыс. долларов. Пока их произведено всего несколько десятков штук. Если он окупится, приобретем еще», – заявил владелец необычной денежной машины Людвиг Оберг, директор компании Safello, ведущей операции с криптовалютами. По его мнению, подобные банкоматы со временем станут своеобразным мостиком между обычными гражданами и достаточно закрытым «крипто-сообществом». «Мы действуем пока осторожно, поскольку курс биткоина невероятно взлетел в последние годы, пузырь может лопнуть в любой момент. Но в целом появление этой валюты на рынке является позитивным моментом. Люди уходят от обычных валют, курсами которых манипулируют государства и крупные финансовые объединения», – рассуждает Людвиг Оберг. На сегодняшний день более двух десятков стокгольмских магазинов и предприятий, предоставляющих услуги населению, принимают биткоины к оплате. Виктор КОНОНОВ, Стокгольм Большинство американцев не доверяют виртуальным деньгам США стали первой страной, где финансовые операции с биткоинами начали применяться довольно широко. Однако определить правовой статус криптовалют в Америке долго не удавалось. Дискуссию вызвал принципиальный с точки зрения регуляции оборота криптовалют вопрос, чем считать биткоин – валютой (что предусматривает возможность запрета операций с ним) или товаром? Различные госструктуры США давали на него разные ответы. Например, в Техасе биткоины решением суда были приравнены к денежной единице. А Налоговая служба США, напротив, рассматривает криптовалюту как имущество, за операции и владение которой надо платить имущественный налог. Только в прошлом месяце Комиссия США по торговле товарными фьючерсами официально признала биткоин биржевым товаром, аналогичным, скажем, нефти. Это решение, похоже, окончательно узаконивает деятельность компаний, занимающихся торговлей криптовалютой. Впрочем, ожидать, что американцы массово выстроятся в очередь за покупкой биткоинов, вряд ли приходится. Как свидетельствуют соцопросы, большинство жителей США с недоверием относятся к криптовалютам. Основное средство сбережения в стране, как и прежде, акции. А биткоины американцы, даже представляющие, что это такое, склонны рассматривать как еще одну «финансовую пирамиду» или «мыльный пузырь», сродни тому, что недавно лопнул на рынке недвижимости

Георгий Степанов

Источник: newizv.ru

 
Статья прочитана 15 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru