Сегодня: г.


Майор, которому изменила Родина

Дзержинский районный суд Донецкой области приговорил гражданина России, “майора Вооруженных сил РФ” Владимира Старкова к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Об этом сообщил, в частности, главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос.

Напомним, в ночь на 26 июля сотрудники Государственной пограничной службы Украины на контрольном посту “Березовое” задержали “КАМАЗ”, в котором находились два человека в военной форме. Машина, ехавшая с неподконтрольной Киеву территории, перевозила боеприпасы. Одним из задержанных оказался Владимир Старков.

По данным украинской стороны, сразу после задержания Старков признался в том, что он является гражданином России и принадлежит к кадровому составу Вооруженных сил. Далее на допросе Старков заявил, что был направлен в ряды ополченцев по приказу российского командования из Новочеркасска Ростовской области.

Позднее задержанный майор Владимир Старков обратился к президенту Российской Федерации Владимиру Путину с видеообращением, которое обнародовала пресс-служба СБУ. В нем Старков попросил президента признать его статус военнослужащего и помочь “перевестись в Россию”. Он напомнил, что прослужил в армии 19 лет, что не является террористом и не оказывал во время задержания сопротивления, поскольку не видел в украинских военных своих врагов.

Впрочем, это искреннее, как кажется на первый взгляд, обращение оказалось практически безрезультатным.

Правда, украинская сторона отреагировала (если это можно, конечно, назвать реакцией) редким по своей суровости приговором. Что же касается российского президента, то он совершенно ожидаемо это обращение проигнорировал. Но оставил этот инцидент без внимания не только президент – в России вообще сделали вид, будто задержания и осуждения майора Владимира Старкова не было вовсе. Пользователи интернета могли узнать некоторые подробности этой истории из украинских СМИ, передач “Радио Свобода”, русской службы ВВС или “Эха Москвы”. Что же касается зрителей основных федеральных каналов российского ТВ, то для них фамилия Старкова до сих пор является едва ли известной.

В этой связи возникают два совершенно естественных вопроса. Первый хочется адресовать украинской стороне: почему столь суровым оказалось наказание для, по сути, случайного человека, который и оказался-то на пропускном пункте, скорее всего, потому, что элементарно заблудился на незнакомой местности? Как совершенно справедливо заметил Старков, он пришел на чужую землю без оружия и не испытывал враждебных чувств к украинским военным, тем более к жителям Украины.

Есть вопрос и по срокам, то есть скорости свершения правосудия. До этого российские “спецназовцы” Ерофеев и Александров уже были задержаны на территории Украины с оружием в руках в ходе боестолкновения. Однако, несмотря на то, что в плену они оказались куда раньше Старкова, суд по их делу только-только начинается.

Второй вопрос касается совершенно необъяснимого молчания российской стороны и полной внешней незаинтересованности властей в судьбе сначала подследственного, а теперь осужденного майора. Раньше в таких случаях российское внешнеполитическое ведомство выступало с разного рода громкими заявлениями. Правда, чаще всего наши дипломаты почему-то брали под свою защиту разного рода международных авантюристов и нечистоплотных бизнесменов с российскими паспортами. Но иногда внимания удостаивались и более скромные персоны.

Так, к тем же Ерофееву и Александрову (хотя власть так и не признала, что они являются действующими военнослужащими) неоднократно наведывался российский консул. Однако Владимир Старков, находящийся сегодня в значительно более сложной ситуации, визита российских официальных лиц так и не дождался.

Российское консульство, по информации украинских СМИ, просто открестилось от майора, отказавшись признать его военнопленным и воздержавшись от дальнейших комментариев. Министерство обороны России и российское посольство в Украине не ответили на запрос о подтверждении личности Старкова. Связаться с родственниками Старкова журналистам тоже не удалось.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России на вопрос о задержании в Украине российского офицера также ответил, что данный инцидент не нуждается в комментариях, поскольку ему “нечего добавить к тому, что было сказано ранее”. Однако, как мы видим, “ранее” ничего сказано не было. Поэтому ситуация приобрела очертания полного абсурда, а вопрос, почему Родина так легко “сдала” своего защитника, также пока остался без ответа.

Отвечая на вопрос о необычной суровости наказания, журналист Юлия Латынина в авторской программе на “Эхе Москвы” выдвигает свою версию и обращает внимание на то, что приговор Владимиру Старкову был вынесен районным судом Донецкой области практически одновременно с началом процесса по делу украинской летчицы Надежды Савченко, который, по злой иронии, проходит в Донецке, только в Ростовской области. Из этого факта, который может быть и простым совпадением, Латынина делает любопытный вывод. Она полагает, что такой вердикт по делу Старкова мог быть вынесен “в интересах украинского президента Петра Порошенко”. Дескать, российские судьи теперь из чувства мести могут вынести “зеркальный”, а то и более суровый приговор Савченко. В результате возвращение летчицы домой отложится на неопределенное время, чего, по мнению Латыниной, и может желать Порошенко. Поскольку ему, якобы, совершенно невыгодно появление еще одного сильного соперника на украинском политическом поле. Напомним, что летчица является депутатом Рады от тимошенковской “Батькивщины”.

Версия любопытная, но, на мой взгляд, слишком уж экзотичная, чтобы быть верной. Вряд ли президент Украины заглядывал так далеко и вряд ли задумывал столь хитроумную комбинацию ради сомнительной перспективы обеспечения себе спокойного политического будущего. Да и сравнение Старкова с Савченко явно хромает. При всем уважении к заслугам и многолетней безупречной службе “тылового майора”, он является фигурой не того масштаба, чтобы ее можно было серьезно учитывать в разыгрываемой властями соседних держав политической партии.

Что касается вопроса о неожиданной суровости наказания, то не исключено, что ответ на него окажется очень простым. Думается, что украинские власти своим приговором дали понять нашим соотечественникам, что любой военнослужащий-россиянин, оказавшийся на территории Украины в составе формирований “сепаратистов” или действующий в их интересах, будет осужден по всей строгости закона. Наверное, по замыслу украинских юристов, это было нужно для того, чтобы вояжи “на Донбасс” перестали казаться для “отпускников” увлекательным и безобидным приключением.

Кроме того, украинцы вновь намекнули нашим военным, что в случае чего рассчитывать им будет не на кого. Родина всегда откажется от своих “верных сыновей”. Да и молчание российского президента и средств массовой информации красноречиво показывает, что судьба “заблудившегося” офицера глубоко безразлична нашей стране, которая, якобы, своих “не сдает” и “не бросает”.

Похоже, что у нас решили сменить тактику своих действий по отношению к служивым людям, попавшим в силу разных причин в затруднительную ситуацию за пределами России. Раньше было принято категорически отрицать принадлежность задержанных на Донбассе россиян к официальным государственным структурам, тем более военным. Их называли добровольцами, волонтерами, отпускниками, казаками, даже трактористами и шахтерами, уверяли, что форму, а также танки, ракеты и самоходки они приобрели в соседнем сельском военторге. Этому, понятно, никто не верил, и солидные информационные агентства перепечатывали байки про “военторг” в неизменных кавычках с язвительными ироничными комментариями.

Теперь, судя по всему, такому балагану тоже придет конец. Похоже, официальные структуры решили больше не “метать бисер” перед неблагодарными журналюгами, которые все равно не верят серьезным пресс-релизам и смеются над каждым словом уважаемых людей.

Поэтому, вполне возможно, сейчас решено “уйти в полную несознанку”. То есть, демонстративно не обращать внимания на факты задержания и осуждения россиян на Донбассе, не комментировать их и делать вид, будто ничего подобного не было, нет и не будет.

Если подобная версия близка к истине, то станет понятным, почему таким поистине всероссийским раздражающим фактором стала деятельность депутата Псковского Законодательного собрания Льва Шлосберга. Напомню, что Шлосберг одним из первых привлек внимание общественности к возможному участию российских военных в боевых действиях на Востоке Украины. Он предал огласке места предполагаемых захоронений погибших, возможно, на Украине, псковских десантников.

Между прочим, Шлосберг тогда призвал назвать публично имена павших, и в том случае, если они погибли, выполняя задание Родины, предать земле их прах с подобающими воинскими почестями, как героев. То есть, депутат выступил, безусловно, с позиции патриота, болеющего душой за свое Отечество и его защитников.

Напротив, его оппоненты, инициировавшие недавно лишение Льва Шлосберга депутатских полномочий, именно обращение к теме возможного участия российских военных в боевых действиях на Украине поставили ему в вину. Обнародование мест захоронений они сочли “предательством” и “работой на Госдеп”.

Смена “формата” отношения государства к своим соотечественникам за рубежом является очень опасным симптомом. Авторы такого рода “новаций” играют с огнем. Отказ признавать “своими” выполняющих приказы начальства военных, тайные захоронения погибших и завеса молчания вокруг попавших в плен могут в будущем обернуться серьезными проблемами в отношениях государства и армии.

Уже сейчас в печати периодически появляются сведения, что в армии, прежде всего, среди офицеров, зреет глухое недовольство в связи с таким отношением к военнослужащим. Военные хотят быть защитниками Отечества, а не “партизанами” и “клиентами военторгов”.

Сегодня они отчетливо понимают, что Родина, которой они присягали, в любой момент может отказаться от них, разом перечеркнув все былые заслуги и годы безупречной службы. Такого в истории российской армии не было никогда. Всегда наградой за ратный труд было то, что не измеряется в материальном выражении, а именно – честь, слава и почет. Воины, захороненные в безымянных могилах, лишены этого.

Не служившим в большинстве своем в армии “слугам народа” не понять этой тонкости. Как не понять и того, что армия может подобного не простить. Возможно, бывшие псковские “коллеги” Льва Шлосберга не знают того, что их земляки-десантники сегодня склонны поддержать, скорее, опального “яблочника”, нежели представителей дискредитировавшей себя, по мнению военных, “партии власти”. Об этом говорят посты офицеров в социальных сетях, и, прежде всего, в группе ветеранов ВДВ, особенно критично и непримиримо настроенных по отношению к сложившимся в стране порядкам.

Конечно, проявления недовольства у военных пока малозаметны и скупы, как это вообще свойственно этому “сословию”. Однако не стоит думать, что такая “немногословность” гарантирует на 100% невозможность серьезного социального взрыва, на фоне которого все “болотные площади” покажутся детскими песочницами. История оказавшегося крайним майора, русского офицера, которому изменила Родина, стала еще одной каплей, пока, правда, еще не переполнившей чашу терпения. Пока.

 

Юрий Гладыш

Источник: rosbalt.ru

 
Статья прочитана 18 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru