Сегодня: г.


Краснодарский край. Сквозь правителей

Расстрелянные, оклеветанные и похороненные в Кремлевской стене – судьбы кубанских правителей.

В Краснодарском крае отмечают 78-ю годовщину со дня административно-территориального образования региона. Постановление о разделении Азово-Черноморского края на Ростовскую область и Краснодарский край вышло 13 сентября, но в этом году памятная дата совпала с днем выборов: в воскресенье кубанцы голосуют за губернатора и местные советы депутатов в ряде районов и городов. Поэтому давайте узнаем, как складывались судьбы первых секретарей крайкомов и губернаторов, стоявших у руля Кубани почти восемь десятилетий.

Сразу скажем: это очень разные люди – яркие личности и серые функционеры, бойкие патриоты малой родины и пресыщенные властью мизантропы. За 78 года Кубанью руководили в общей сложности 22 человека. Получается около трех лет на каждого главу.

Но некоторые из руководителей успели пробыть в должности всего несколько месяцев, а другие (например, нынешний министр сельского хозяйства Александр Ткачев или оклеветанный Сергей Медунов) – многие годы. При внимательном знакомстве с их судьбами можно найти и общие моменты.

Разукрупнение перед войной

Итак, 13 сентября 1937 года председатель ЦИК СССР Михаил Калинин подписывает постановление о разделении Азово-Черноморского края на два новых субъекта. За три с половиной года до этого раздробили огромный Северо-Кавказский край, разделив его на Азово-Черноморский с центром в Ростове и Северо-Кавказский со столицей в Пятигорске.

По официальной версии, сформулированной в первом номере краевой газеты «Большевик» первым секретарем нового крайкома Иваном Кравцовым, разукрупнение Азово-Черноморского региона связано с развитием промышленности и сельского хозяйства, ростом производства вследствие пятилеток и индустриализации.

– В границах края выросла новая крупная социалистическая индустрия. Проведена сплошная коллективизация и ликвидация кулачества как класса. Выросла культура. Выросли люди, кадры. Выросла наша партийная организация, которая под мудрым руководством товарища Сталина — нашего друга и учителя, вдребезги разбила всех врагов коммунизма, троцкистско-зиновьевских извергов, правых реставраторов капитализма и «левых» уродов – агентов японо-немецких фашистов, – четко, в духе времени, ставил задачи Кравцов на собрании партактива Краснодара по случаю образования края.

Некоторые современные публицисты и историки видят в административно-территориальной реформе 1937 года и задачи, которые власть решила не озвучивать: во время всплеска репрессий и подготовки к мировой войне Сталину требовалось жестче контролировать внутреннюю миграцию населения, показатели производства, работу местных партийных структур. В огромном Азово-Черноморском крае делать это было намного сложнее.

Любопытно, но по сталинской Конституции исполнительные органы власти в регионах были выборными, а при формировании Краснодарского края они назначались вплоть до конца 1939 года, сама же административно-территориальная реформа продолжалась до начала Великой Отечественной войны.

Расстрельное место

Биография первого руководителя Краснодарского края – типичная для эпохи: Иван Кравцов после двухклассного училища работал подмастерьем в часовой мастерской во Владикавказе, затем на нефтепромыслах в Грозном.

Вернувшись с фронта Первой мировой войны в Грозный, вступил в Красную Армию, с 1918 года – член ВКП(б). Воевал с белогвардейцами на Тереке и в Азербайджане. После окончания гражданской войны в России – командир отряда особого назначения в Персидской Красной Армии. В мирное время был на партийной работе в донских Шахтах и на Ставрополье.

Окончание биографии также характерно для того героического и страшного времени: в кресле первого секретаря Краснодарского крайкома Иван Кравцов продержался два месяца, в ноябре 1937 года был арестован и спустя почти год приговорен к расстрелу по «антисоветской» ст. 58 УК РСФСР «как враг партии и народа».

Сменивший его Михаил Марчук (до этого заместитель Кравцова) проработал первым секретарем до мая 1938 года. 4 мая его срочно отозвали в Москву и там арестовали, обвинив в шпионаже и приговорив к расстрелу.

Следующие полгода Краснодарским краем руководит Леонид Газов. Участь предшественников его миновала: проработав первым секретарем Краснодарского крайкома меньше года, Газов был отозван в распоряжение ЦК и затерялся на хозяйственной работе в наркомате текстильной промышленности.

Вероятно, это и спасло его от бериевских расстрельных списков – до перехода на партийную работу, в 1927-1937 годах Леонид Газов работал в органах ОГПУ-НКВД в Москве и Кировской области, а бывших чекистских начальников часто ждала участь и их безвинных жертв.

Последующие десять лет регион возглавлял Петр Селезнев, награжденный за руководство партизанским движением во время оккупации Кубани гитлеровскими захватчиками и развитие сельского хозяйства двумя орденами Ленина.

Начальник штаба фронта генерал-лейтенант Иван Ласкин вспоминал о Селезневе: «Петр Ианнуарьевич… был человеком большого ума, большой наблюдательности и дальновидности. К нему с огромным уважением относились представитель Ставки Маршал Советского Союза Тимошенко и командующий фронтом генерал Петров».

Тепло отзываются о нем и краснодарцы старшего поколения – перед этим руководителем стояли действительно глобальные задачи по эвакуации населения и промышленности перед наступающими силами вермахта, координации партизанского движения, послевоенного восстановления народного хозяйства.

И то, что с задачами он справлялся грамотно, оставив о себе добрую память, многое говорит о руководителе. Видимо, напряженная работа и подорвала здоровье Петра Ианнуарьевича: он скончался в марте 1949 года в возрасте 52 лет.

Друг Брежнева

Почти все следующие за Селезневым руководители Краснодарского края (вплоть до начала 1990-х) пережили войну и послевоенное восстановление страны. У многих был большой, не в книжках вычитанный опыт настоящих советских хозяйственников.

Следующим руководителем стал Николай Игнатов, который из 65 прожитых лет 42 года состоял в партии и почти 30 лет входил в ЦК КПСС. Путь Николая Григорьевича также характерен для того времени: Октябрьская революция, Красная гвардия и Первая конная армия Буденного, работа чекистом на Дону и в Средней Азии.

Затем на партийной работе в Ленинграде, Куйбышеве, Орловской области. Несмотря на начальное образование, трудолюбие и природная смекалка Игнатова позволили ему стать энергичным и действительно «народным» руководителем. Похоронен он на Красной площади – урна с прахом замурована в Кремлевской стене.

Среди последующих функционеров наибольшую память о себе оставил, конечно же, Сергей Медунов. Фронтовик, после войны занятый на партийной работе в Крыму, с октября 1959 года он возглавил горком Сочи, через десять лет стал председателем исполкома краевого Совета, а затем, с 1973 по 1982 годы, являлся первым секретарем Краснодарского крайкома.

«Именно на этой должности в полной мере реализовался организационный талант Сергея Федоровича Медунова, в котором высокая партийная требовательность и принципиальность сочетались с удивительно чутким и бережным отношением к людям. Он умел работать с профессиональными кадрами, ценил их, создал крепкую команду единомышленников и вдохновил кубанцев на решение многих жизненно важных для развития края вопросов.

Надо особо отметить, что многие из “медуновской” плеяды руководителей известны сегодня всей России и за ее пределами», – пишет Виктор Салошенко в книге «Первые. Наброски к портретам (о первых секретарях Краснодарского крайкома ВКП(б), КПСС на Кубани)».

Известно, что Медунов дружил с Брежневым, поэтому после смерти генсека именно по нему в рамках «сочинско-краснодарского дела» нанесли главный удар. Сергей Федорович стал медийным олицетворением партийных бонз эпохи застоя с их страстью к дорогим машинам, хрустальным люстрам и широким застольям. Правда, безосновательные обвинения в коррупции впоследствии были с него сняты.

Свой век Медунов, умерший в 1999 году, завершал скромно. Будущий губернатор Краснодарского края, а затем сенатор Николай Кондратенко уже после смерти предшественника вспоминал, как однажды заехал в московскую квартиру бывшего первого секретаря:

«Сергей Федорович расплакался, а затем засуетился накрывать на стол. Закуски не оказалось. В холодильнике, я это сам видел, были только кусочек сала и капуста квашеная, которую он квасил сам. И этим гордился. Я мог бы распаковать все, что привез: и овощи, и фрукты, но подумал: а не будет ли это унизительным для хозяина? Мы сели, и я сказал, что лучшей русской закуски, чем та, которая есть у вас, нет. Мы в доброй беседе провели тот день».

Зато начинания Медунова до сих пор служат кубанцам: это и полностью переоснащенный при нем главный стадион края, и поддержка ФК «Кубань», да и ряды тополей, растущие вдоль краснодарских трасс – все это заслуги Сергея Федоровича.

 «Непосвященным же будет, пожалуй, любопытно узнать, – говорится в рецензии на книгу кубанского писателя Владимира Рунова «Вход со двора», – что в молодости Медунов был военным летчиком, что, живя в Крыму, водил дружбу с Марией Павловной Чеховой и что одиночество свое в старости скрашивал чтением стихов Николая Рубцова…

Не ставя под сомнение полезность многих хозяйственных инициатив Медунова, он пишет и о том, какой ценой они продвигались. Скажем, пресловутый миллион тонн риса был добыт неимоверными усилиями, гигантским напряжением всех материальных и людских ресурсов, но никогда потом этот результат не удалось повторить.

Напомнив об этом Медунову, автор услышал: “Знаешь, как новую машину испытывают на максимальных оборотах? Аж трясется, бедная!.. Вот и мы тогда проверили рисосеющий комплекс в максимальном режиме…”. Всего-то делов!».

Конкурент Ельцина

Чуть менее известен и предпоследний советский руководитель региона Иван Полозков, возглавлявший Краснодарский край с 1985 по 1990 годы. В федеральную политику он вошел на первом съезде народных депутатов РСФСР в июне 1990-го, когда баллотировался на пост председателя Верховного Совета, став главным кандидатом от консервативных коммунистических сил.

Два тура голосования не принесли победы ни Ивану Кузьмичу, ни кандидату либерального крыла съезда Борису Ельцину, который лидировал лишь с небольшим перевесом. После того как партийцы заменили Полозкова на непопулярного Александра Власова, Ельцин выиграл без труда в первом туре.

В круговерти 90-х, как и в страшные 30-е, усидеть на главном кресле Кубани было невозможно. Вот и менялись губернаторы Краснодарского края один за другим: поддержавший Ельцина, но встретивший организованное сопротивление «красных» казаков Василий Дьяконов (1991-1992), в последующем руководитель администрации президента Николай Егоров (1992-1994 и 1996-1997), Евгений Харитонов (1994-1996) и, наконец, Николай Кондратенко.

Батька Кондрат, завоевавший популярность громкими разоблачениями засевших в московских кабинетах «сионистов», прошел советскую школу хозяйственников – начинал заместителем председателя колхоза, а скончался, будучи сенатором от Краснодарского края.

Возможно, сегодня его горячие выступления кажутся популистскими, но в памяти кубанцев Николай Игнатович остался благодаря искренности и реальной народности. Его, как и Полозкова, многие воспринимали как конкурента Бориса Ельцина, на выборах в Госдуму-2003 он шел вторым в списке КПРФ сразу после Геннадия Зюганова.

Но на политическое противостояние уже на федеральном поле Кондратенко, видимо, не решился. Да и ситуация в стране поменялась: Ельцина сменил молодой и энергичный Владимир Путин.

Наследие Ткачева

Одновременно со сменой президента произошло назначение в Краснодарском крае, которым с 2000 года регионом руководил Александр Ткачев.

Пришедший в новую власть из семейного бизнеса 90-х, он вместе с отцом и братом Алексеем, ныне депутатом Госдумы, создал одно из крупнейших российских предприятий в сфере АПК ЗАО «Агрокомплекс».

Александр Николаевич поначалу многими не воспринимался всерьез. Молодой косноязычный политик в тяжелых очках, он сумел сформировать вокруг себя преданную команду. Ему везло с первыми заместителями – Мурат Ахеджак зачистил медийное, законодательное и политическое поле в «красном» регионе, а сменивший его Джамбулат Хатуов разбирался с подтопленным Крымском и подготовкой к Олимпиаде.

15 лет ткачевского руководства регионом – противоречивый период. Успехи в растениеводстве соседствуют с вырезанным поголовьем свиней, появление крупных агрохолдингов с неразвитым фермерством, привлечение многомиллиардных инвестиций – с такими же многомиллиардными долгами Краснодарского края перед Москвой и коммерческими банками.

СМИ обсуждают «дачу Ткачева» – участок в реликтовом лесу Туапсинского района, за поломанную секцию забора которой три года сидит в колонии эколог Евгений Витишко, и племянницу Анастасию, ставшую в студенческом возрасте крупным бизнесменом.

Кто будет следующим губернатором, кубанцы решат в это воскресенье, 13 сентября. У политологов и гражданских активистов сомнений в том, каким станет выбор, нет: голосование однозначно пройдет в один тур, остальные кандидаты вряд ли наберут хоть сколько-нибудь необидный процент. Но, как показывают 78 лет истории Краснодарского края, севший в главное кресло региона не всегда оказывается победителем.

Андрей Кошик

Источник: kavpolit.com

 
Статья прочитана 21 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru