Сегодня: г.


Ткачева предъявили аграриям

Новый глава Минсельхоза сдавал экзамен по продовольственной безопасности.

 «Со вступлением в ВТО мы потеряли последние предпосылки для того, чтобы твердо стоять на ногах, – признал Александр Ткачев. – Все это сопровождалось доказательствами, что мы не можем производить нормальное мясо, яблоки, вино, что у нас нет таких традиций. Мы к этому привыкли и смирились».

Первый Всероссийский форум продовольственной безопасности, прошедший в Ростове-на-Дону 4-5 июня, стал дебютным появлением нового министра сельского хозяйства Александра Ткачева перед широкой аудиторией представителей отечественного АПК. В мероприятии приняли участие более тысячи человек, в том числе руководители крупнейших российских агрохолдингов – «Юг Руси», «Астон», «Ростсельмаш», «Мираторг» и других известных компаний.

Основные тезисы выступления Александра Ткачева сводились к тому, что для государства развитие сельского хозяйства является стратегической задачей и, несмотря на экономические сложности, объемы поддержки аграриям будут расширяться. В этом году, например, на АПК из бюджета будет направлено 220 млрд рублей против 187 млрд рублей в прошлом году. А в следующем году объем господдержки может составить уже 320 млрд рублей – правда, «если ничего не случится», уточнил министр.

В то же время у аграриев к министерству накопилось немало неприятных вопросов, многие из которых открыто прозвучали на форуме. Примечательно, что большинство из них не имеют решения в рамках отдельно взятого Минсельхоза – для того чтобы в российском сельском хозяйстве состоялся настоящий «прорыв», требуются скоординированные усилия разных ведомств. Готово ли на это правительство Дмитрия Медведева – вопрос открытый.

Непростое наследство

Судя по ряду прозвучавших на форуме высказываний представителей экспертного сообщества и аграрного бизнеса, хозяйство, доставшееся Александру Ткачеву, пребывает в неоднозначном состоянии. С одной стороны, успехи последних лет в российском АПК несомненны, а с другой, для нового рывка требуются принципиально новые подходы к управлению в аграрной отрасли.

 «Отставание от ведущих мировых сельхозпроизводителей за годы реформ резко увеличилось, – заявил в ходе предварявшей пленарное заседание дискуссии о месте России на мировом продовольственном рынке руководитель центра аграрных проблем Института США и Канады РАН Олег Овчинников. – Если в последнюю пятилетку в СССР производилось на 15% меньше молока, чем в США, то сейчас этот разрыв трехкратный. С 1990 года прирост основных видов сельхозпродукции в США составил от 30% до 80%, а мы к 2020 году едва достигнем дореформенного уровня. Агроклиматический потенциал у нас, конечно, хуже, но динамика может быть выше».

Оценка достижений российского АПК за последние годы, прозвучавшая из уст самих аграриев, заметно более оптимистична. Например, руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин полагает, что за последние 15 лет в стране фактически с нуля было создано высокотехнологичное производство мяса, которое по многим параметрам опережает коллег из-за рубежа. По оценке г-на Юшина, топ-20 российских производителей свинины вписываются по ключевым показателям эффективности в американскую первую десятку.

Глава донского агрохолдинга «Астон» Вадим Викулов также считает, что успехи в АПК за последние годы несомненны: если еще 30 лет назад СССР импортировал 20-30 млн тонн пшеницы в год, то сегодня ситуация коренным образом изменилась: мы можем экспортировать примерно 22 млн тонн плюс 1,5 млн тонн растительных масел. «Основная причина – свободное производство. Только инициатива на местах смогла создать такой экспортный потенциал», – полагает г-н Викулов.

Однако все эти успехи не отменяют претензий, накопившихся у аграриев в адрес Минсельхоза. По словам Олега Овчинникова, основной фактор успеха в АПК – это наличие стройной системы госрегулирования отрасли, и России здесь похвастаться нечем: эта система находится в зачаточном состоянии.

 «Минсельхоз – аморфное ведомство, его нельзя назвать организующим началом в отрасли, – заявил г-н Овчинников. – Нужно коренное реформирование этой организации, фактически министерство нужно создавать заново, так как сейчас оно является тормозом. Управление сельским хозяйством в значительной степени передано на региональный уровень, а госпрограмма его развития лишь издалека напоминает стратегический документ».

Эту точку зрения, хотя и с менее резкими формулировками, поддержали многие выступавшие аграрии. Например, Сергей Юшин заметил, что количество заявлений Минсельхоза об установлении связей с той или иной страной пока в десятки раз превосходит количество сообщений об открытии для российских производителей тех или иных рынков, хотя сотрудники министерства должны получать зарплату как раз за то, что открыли для нашей продукции новые рынки.

Критические высказывания прозвучали и в отношении существующей системы субсидирования отрасли, а также по поводу недоступности кредитных средств. Причем о проблемах с распределением средств господдержки и сложностями с финансированием АПК говорили как главы крупных агрохолдингов, так и представители небольших хозяйств.

Подтекст критики аграриев в адрес Минсельхоза вполне понятен. После того как это ведомство в 2009 году покинул Алексей Гордеев (ныне губернатор Воронежской области), при котором стартовал нацпроект «Развитие АПК», целых шесть лет во главе министерства находились люди, далекие от сельхозпроизводства.

Елена Скрынник, возглавлявшая Минсельхоз в 2009-2012 годах, до этого руководила компанией «Росагролизинг», и после ее отставки в министерстве были обнаружены крупные финансовые махинации. А преемник Скрынник, экс-президент Чувашии Николай Федоров, и вовсе не имел опыта работы в отрасли. Именно при нем возникли упомянутые проблемы с субсидиями, хотя министр регулярно докладывал о том, как из года в год ширится и крепнет господдержка села.

Один в поле не воин

Словом, с назначением Александра Ткачева, который руководил сначала крупным сельхозпредприятием АО «Агрокомплекс», а затем ведущим аграрным регионом страны, связаны серьезные ожидания сельхозпроизводителей на то, что ситуация в управлении отраслью изменится к лучшему. Судя по дискуссии, состоявшейся на пленарном заседании, проблемы аграриев Ткачеву хорошо известны, и настрой на их решение у министра есть.

Однако усилий Минсельхоза в преодолении проблем отрасли будет явно недостаточно. Характерный пример – уже упомянутый выход российской сельхозпродукции (помимо зерновых) на внешние рынки. По словам Сергея Юшина, уровень российского потребления свинины (75 кг на душу населения в год) уже подошел к уровню богатых стран (82-83 кг), и дальше серьезного роста не будет. Поэтому помимо замещения неэффективных мощностей, единственный смысл дальнейших инвестиций в свиноводство – это экспорт.

Но здесь, как отметил президент крупного мясного холдинга «Мираторг» Виктор Линник, все упирается в закрытость внешних рынков: «Полтора года мы пытаемся получить доступ на рынки стран, откуда мы импортируем продукцию – все двери закрыты». По мнению г-на Линника, в данном случае нужно не только поднять эту тему на уровне Минсельхоза, но и «дать возможность реализовать себя коллегам из Минэкономразвития, которые рассказывали про светлое будущее в ВТО».

Здесь остается только напомнить, что переговоры о вступлении России в ВТО курировал еще в статусе помощника тогдашнего президента Дмитрия Медведева вице-премьер Аркадий Дворкович, который в нынешнем правительстве Медведева курирует в том числе и сельское хозяйство (не имея, как и Николай Федоров, опыта работы в этой сфере). Понятно, что с началом «санкционной войны» правила игры резко изменились, но негативный эффект от состоявшегося-таки вступления в ВТО аграрии почувствовали незамедлительно, и если бы не украинский кризис, еще неизвестно, как развивалась бы ситуация.

«Мы вступили в ВТО, но европейские рынки для нас полностью закрыты, – констатировал Вадим Викулов. – Россия не только не имеет квот на импорт в ЕС, но еще и повышаются пошлины – например, на растительное масло с 2,7% до 6,3%. Российские производители проигрывают битву с Украиной, которая делает успехи в борьбе за беспошлинный ввоз зерна в Европу».

«Со вступлением в ВТО мы потеряли последние предпосылки для того, чтобы твердо стоять на ногах, – признал Александр Ткачев. – Все это сопровождалось доказательствами, что мы не можем производить нормальное мясо, яблоки, вино, что у нас нет таких традиций. Мы к этому привыкли и смирились». Поэтому взятый в прошлом году курс на импортозамещение в сельском хозяйстве, по мнению Ткачева, предполагает ответ на главный вопрос: сдадимся ли мы окончательно или сможем противостоять геополитической угрозе?

Что же касается наращивания экспорта, то здесь министр полностью поддержал позицию аграриев: экспорт – это принципиальное направление,  будущее – это торговля не только зерном, но и мясом, мясопродуктами. Однако, уточнил Ткачев, одному Минсельхозу здесь не справиться, это работа комплексная.

Еще одна непростая тема, которую Минсельхоз в принципе не решит самостоятельно, – это стоимость денег на реализацию инвестпроектов в АПК. Если такие сравнительно быстро окупаемые направления, как свиноводство или птицеводство, удалось поднять даже при высоких кредитных ставках, то в молочном животноводстве, которое в России остается слаборазвитым, зависимость от стоимости денег гораздо выше.

По словам председателя правления Национального союза производителей молока «Союзмолоко» Андрея Даниленко, в этой отрасли очень долгий цикл окупаемости: на 3,5 рубля инвестиций максимальный доход – 1 рубль. «Мы дешевле производим, чем в Евросоюзе, США и Южной Америке, но стоимость наших кредитов ломает всю ситуацию. Сейчас получение кредитов стало практически нереальным из-за ужесточения требований банками», – посетовал г-н Даниленко и предложил в качестве эксперимента командировать банкиров на те предприятия, которые вовремя не получили кредит.

Александру Ткачеву в данном случае ничего не оставалось, кроме как развести руками. «Замечание справедливое, но есть и объективные причины, – сказал он. – Нам хочется, чтобы в банках было и быстро, и подешевле, и подлиннее. Там много бюрократии, но есть и неплохие тенденции: объемы кредитования растут, в сельское хозяйство приходят не только Сбербанк и Россельхозбанк, но и другие банки интересуются».

Интерес банков к АПК, безусловно, примечателен, однако есть и еще и такой фактор, как общие принципы денежно-кредитной политики. Фактически день в день с проведением в Ростове Форума продовольственной безопасности руководство ЦБ РФ совершило очередной кульбит, заявив о необходимости в ближайшие годы нарастить золотовалютные резервы до 500 млрд долларов, и это моментально обвалило курс укрепившегося было рубля.

В пятницу центробанковский курс доллара дорос до 56,25 рубля, а это уже выходит за пределы зоны комфорта для инвестпроектов в агробизнесе: желательный уровень курса, по мнению аграриев, сейчас составляет 54-55 рублей за доллар и ниже. Валютная составляющая в новых сельхозпроектах очень высока, при этом многие вещи, необходимые аграриям, в России попросту не производят. В частности, Александр Ткачев не раз подчеркнул, что особый акцент в рамках импортозамещения требуется делать на развитии собственного семеноводства и генетики, поскольку без этих «азов» ни о какой продовольственной безопасности говорить не приходится.

Ключевым спикером от «смежников» на ростовском форуме выступал президент ассоциации «Росагромаш» и основной владелец завода «Ростсельмаш» Константин Бабкин. Он также дал понять, что развитие отечественного АПК – это вопрос большой политической игры, в которой Минсельхоз – лишь один из участников.

По словам г-на Бабкина, сегодня Россия производит только 28% необходимых ей сельхозмашин, и если в комбайнах ситуация лучше, то по тракторам она трагичная: из 41 тысячи покупаемых в год тракторов только 1 тысячу мы производим сами; по прочему оборудованию уровень самообеспечения составляет 12%.

 «На Западе обсуждалась возможность ограничить поставки сельхозтехники, чтобы на нас надавить. Наша отрасль сталкивается с лоббизмом, направленным против поддержки сельхозмашиностроения. «Росагролизинг» создан на деньги российских налогоплательщиков, но периодически мы слышим, что он закупает иностранную технику. Некоторые регионы субсидируют из бюджета только иностранную технику», – заявил Константин Бабкин

Он в очередной раз предложил государству ставить отечественных производителей в условия как минимум не хуже, чем зарубежных: «Если вы пускаете сюда иностранную технику, то давайте нашим машиностроителям кредиты не под 18%, а под 0,18%, поддерживайте разработки и так далее».

Во время этого выступления Александр Ткачев явно ощущал себя по ту сторону линии фронта, ведь в годы, когда он возглавлял Краснодарский край, в этом регионе было создано крупное сборочное производство немецких комбайнов Claas, которые стали главным конкурентом «Ростсельмаша» на российском рынке. Поэтому, пообещав отечественным машиностроителям увеличение господдержки, новоиспеченный глава Минсельхоза многозначительно сказал Константину Бабкину: «Спасибо, что вы есть – многие считали, что вас нет».

Филипп Громыко

Источник: kavpolit.com

 
Статья прочитана 16 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru