Сегодня: г.

За трофеями на Камчатку

Но варианты есть, и одно из интересных направлений — реки Дальнего Востока.

Камчатка со школьных времен ассоциировалась у меня с двумя понятиями — последними партами в классе, для тех, кто не сильно напрягается в учебе, и с правым краем географической карты нашей страны.

Со временем многие места стали более доступными, в том числе и Дальний Восток. А Камчатка стала одной из тех ключевых точек на виртуальной карте, куда непременно хотелось бы попасть, хотя бы однажды.

А если мечта достаточно серьезная, то или судьба сама прокладывает путь, или звезды однажды выстраиваются в нужный узор, точно никто не знает, но главное — она однажды обязательно сбывается. Так случилось и на этот раз.

Товарищ позвал на речку Большая, на которой сам был уже несколько раз и весной и осенью. Свои лодки, моторы, житье в палатках.

Здешняя рыбалка, как лотерея, раз мы билеты берем за полгода, то можно прогадать с временем заходом рыбы в реку и не увидеть ни одной поклевки. Но есть шанс поймать крупную чавычу в начале захода основного стада, где трофей в двадцать килограммов не предел, главное чтобы выдержали снасти и нервы.

ВЕТЕР СТРАНСТВИЙ

Восемь часов полета, и вот самолет, облетая горные вершины, уже заходит на посадку в Петропавловск-Камчатский.

В столице сейчас глубокая ночь, а мы летим по отличной трассе на рыбалку.

Поражают сопки с вершинами затянутыми снегом, приземистые камчатские березы с кривыми изломанными стволами, заросли черемши вдоль обочины.

Местные подтверждают, именно сейчас, когда рыба только начинает заходить в реки, есть шанс поймать особенно крупный трофей, но не исключена и возможность «полного пролета». Все зависит от уровня воды, давления, температуры, направления ветра и многих других показателей, вносящих свою поправку на успех.

Рыбалка — это не поход в рыбный отдел супермаркета, где рыбу трофейного размера можно запросто получить, стоит лишь указать на нее пальцем. А потом, расплатившись, отойти на несколько шагов и сказать ошеломленному продавцу: «А теперь киньте мне ее в руки. Чтобы я мог дома честно сказать, что поймал ее…»

Река Большая — та самая чавычовая Мекка, со множеством проток, галечных кос, отмелей, вывороченных деревьев в русле реки, и прибрежных ям в виде промоин под обрывом.

На берегах среди зарослей мелколесья разбиты палаточные лагеря. Несколько рыболовных баз попалось нам на глаза. То тут, то там мимо проносятся лодки, где сидят люди со спиннингами, и достаточно часто встречаются безномерные суда без снастей — это снуют в поисках добычи местные «бракуши».

У них своя рыбалка, но их появление — признак верный. Значит, рыба пошла. И, на удивление, ни разу не встретили лодок ни рыбинспекторов, ни ГИМС. Может, нам просто не повезло?

Перед выходом на воду мы приобрели путевки здесь же, на берегу, где круглосуточно в своем вагончике живет и работает радушная хозяйка — тетя Галя. Рядом, под ее окном, оказалась охраняемая стоянка для машин.

Путевки приобрели сразу на всю неделю ловли, а я взял еще и на поимку нерки нахлыстом. Хочется, как всегда, попытаться объять необъятное.

БОЛЬШАЯ РЫБАЛКА

Естественно, что едва оборудовав лагерь, мы сразу выехали на воду. Но не тут-то было. Рыбалка оказалась трудовой с самого начала. Каждый день погода менялась: то дождь, то солнце, то похолодание, то жара, хоть загорай. Дыхание холодного Охотского моря ощущается достаточно отчетливо.

Чаще всего ловить приходилось с лодки, потому что заросшие берега не давали маневра при вываживании пойманной рыбы. Подводные прибрежные завалы из деревьев и кустов часто сводили к нулю любую попытку подвести пойманный трофей к береговой кромке. Щелчок оборванной лески, потеря достойной рыбы, приманки — и новый микрошрам на израненном сердце рыболова.

 

Борьба на течении. Фото: Евгений Кузнецов.

Ловля с лодки требовала определенной сноровки. После удачной подсечки рыбы приходилось срочно сниматься с якоря, шустро сматывать два других спиннинга, а если во время этой суеты происходил их зацеп за подводные коряги, то безжалостно обрезать леску.

Одновременно нужно было заводить мотор и, обходя подводные корчи и нависшие прибрежные кусты, маневрировать вверх или вниз по течению вслед за убегающей рыбой.

Кроме того, нужно успеть вовремя развернуть борт, не дать рыбе обмотать леску за винт мотора, раскрыть подсак и выхватить рыбу из воды, едва она приблизится. Все это сделать с воодушевлением и задором, энергично, быстро и слаженно.

Закидушки

Но была и другая рыбалка, которую мы наблюдали здесь. Местные рыболовы ставили «закидушки».

Они представляли собой мощный спиннинг с монолеской сечением не менее 0,7 мм, оборудованный кучкой грузил весом не менее трехсот граммов, а часто и гораздо больше, все зависело от места и силы течения. И к этой снасти делался отводной поводок с переоборудованной вертящейся блесной.

Блесна разбиралась, и собиралась вновь, но на более толстой проволоке, и вместо сердечника ставились три-четыре крупный цветные бусины яркого цвета, а вместо тройника два двойника, заведенных в один ярко красный силиконовый кембрик. Спиннинги фиксировались в вертикальном положении на берегу или в лодке, стоящей на якоре.

Чавыча в случае поклевки засекалась надежно, но порой рыбаку не хватало сноровки, чтобы быстро смотать свободно стоящие спиннинги, поднять якорь и побороться с трофеем.

Иногда появлялась спина «дельфина» размером чуть меньше двух метров, с разворотом звонко лопалась леска, а рыбак, чертыхнувшись, прикуривал дрожащими руками, и сидел несколько минут отходя от поклевки. Затем забрасывал спиннинги в воду и переоснащал оборванную снасть.

Мы ловили на переделанные Blue Fox №5 или №6, которые оборудовали более мощной проволокой, под ярко-красный колокольчик заводили свинцовую оливку, весом около тридцати граммов, и мощные заводные кольца с тройником Owner №2/0. В родной комплектации эта блесна не справлялась с рабочими нагрузками.

 

Усиленные вращалки. Фото: Евгений Кузнецов.

Крутящиеся блесны хорошо работали только в затишках и «обратках», на струе быстрое течение сразу выносило их наверх.

Крупные колеблющиеся блесны весом от 30 до 40 граммов «A-elita» и «Norstream» в этом плане оказались более надежными. Только штатные заводные кольца заменили на более мощные.

 

Колебалка, есть колебалка. Фото: Евгений Кузнецов.

Вместо тройника ставили крупный одинарный крюк таким образом, чтобы при проводке его жало смотрело вверх, и не цепляло дно. При подсечке такой крючок надежно просекал хрящеватую пасть лосося и у того не было ни единого шанса. С тройниками, все-таки было больше сходов, зацепов за подводные корни, камни, обрывки сетей и затопленные деревья.

В пасмурную погоду, в дождь, на утренней и вечерней зорьке при рассеянном и даже сумеречном освещении рыба клевала более активно, чем при ярком солнце.

Поклевка ощущалась в виде зацепа при проводке, и только после рывка удилищем, чавыча демонстрировала свою мощь.

Мой сосед по палатке Антон, после утренней поклевки монстра, испытанного азарта и адреналина в крови, до вечера прикуривал сигареты дрожащими руками. Во время очередной проводки он почувствовал удар, и шпуля на Twin Power тонко запела. Первым впечатлением, было то, что ослаб фрикцион.

Спиннинг вертикально, с упором в живот, один затягивающей оборот, второй, третий. Пум! И многоволоконный шнур сечением 0,27 хлестко лопнул. Только облачко водяной пыли повисло в воздухе. Нескольких секунд борьбы и крупный королевский лосось обрел свободу. Это был именно тот шанс, ради которого мы сюда приехали.

Каждый день мы взвешивали пойманные трофеи, поздравляли отличившихся искренне, без тени зависти. И к концу поездки получилось так, что без улова никто не остался. Кто-то отличился в первый же день рыбалки, кто-то лишь на четвертый день, но все равно все мы приехали сюда не зря.

В улове оказались и чавыча, и сима, и кунджа, и хариус, и даже одна минога зацепилась за блесну. И достойные трофей был — на пятнадцать килограммов! И обрывов немало. Мне же не повезло превысить девятикилограммовый рубеж.

Зато нахлыстом пятого класса я поймал несколько экземпляров симы, очень интересной и бойкой рыбы. Вес ее небольшой, до полукилограмма, зато, сколько экспресии в этом серебряном слитке во время вываживания, со стремительными спуртами и свечами. После фотосессии все «шустрики» были отпущены на свободу.

А хариус, на удивление, не клевал ни на сухие мушки, в виде имитации муравья, различных поденок, веснянок и ручейников, ни на мокрые голд хэды, даже в виде имитации икринки. Один случайный попался на блесну, но не мне.

Большая часть нашего улова после фотосессии обрела свободу, лишь несколько экземпляров украсили наш стол в виде дальневосточных деликатесов с салатом из свежей черемши, нарванной по дроге к реке.

 

Большой трофей. Фото: Евгений Кузнецов.

Жирное нежное мясо чавычи, не идет ни в какое сравнение, ни с семгой, ни с горбушей, ни с кетой. Может, за силу, мощь, размер трофеев и неповторимые кулинарные свойства ее и прозвали королевским лососем?

Едва борт самолета оторвался от земли, как, созерцая Авачинскую бухту с высоты птичьего полета, захотелось попасть сюда снова. И мы тут же решили, что обязательно вернемся, на следующий год в начале месяца.

Источник: ohotniki.ru

© 2017, admin. Все права защищены.

Related posts:

 
Статья прочитана 13 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru