Сегодня: г.


Вадим Кумин: В московском строительстве слишком много лукавства

На фото: участники митинга в поддержку обманутых дольщиков (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

Материал комментируют:


Вадим Кумин

Точное число обманутых дольщиков не знает сегодня никто. Нынешний глава Минстроя Владимир Якушев заявляет, что их гораздо больше, чем отражено в официальной статистике. Генпрокуратура называет цифру в 40 тысяч человек на конец I квартала 2018 года и говорит об ее увеличении в последующие 3 месяца, а объединения самих обманутых дольщиков полагают, что на территории всей России их уже более 80 тысяч. А если принять во внимание, что у большинства из них есть семьи, то это уже сотни тысяч человек.

Говоря о Москве, политик, кандидат экономических наук Вадим Кумин уточняет, что, по разным оценкам, в мегаполисе насчитывается 13−14 тысяч обманутых дольщиков.

— По данным Москомстройинвеста, — добавляет он, — еще порядка 8 тысяч не состоят в реестре обманутых дольщиков, хотя по факту и являются таковыми. Официально власти объявляли о 31 проблемном объекте, но по нашим данным, таких проблемных жилых комплексов в Москве уже около 40.

— Все они, — считает вложившаяся в покупку квартиры в недостроенном столичном ЖК «Царицыно» Ольга Алексеева, — условно разбиты властями Москвы на три группы. Это объекты, по которым, как говорится, принято решение. Они строиться не будут, там пострадавших дольщиков немного, порядка 150 человек. Им должны выделить квартиры из фонда города Москвы. Насколько я знаю, такое решение было принято давно, но сегодня проблема пока не решена. Квартиры им не дают, придираются к документам, предлагают подписать бумагу, по которой они якобы все уже получили и не имеют претензий. Во вторую группу входят 14 объектов. Считается, что им уже нашли новых застройщиков. Пять из них — бывшие объекты СУ-155, там решали федеральные власти. По остальным ситуация такова. Люди вложились 7−8 лет назад, цены тогда были другие. Сегодня им либо предлагают в течение 6−12 месяцев вернуть то, что они вложили тогда, либо предлагают жилплощадь в Мытищах или где-то еще за МКАД. Есть еще предложение доплатить (в два раза больше того, что уже ими заплачено) и достроить.

Читайте также

Рецепт, который спасет Москву и всю Россию от катастрофы

Наступает момент, когда появляется возможность все изменить

«СП»: — А какие гарантии того, что все достроят за эти деньги?

— Никаких гарантий нет. Придется по новой заключать договор долевого участия. Учитывая, что все эти объекты находятся на нулевом уровне готовности, понятно, что перспектива платить по 160 тысяч рублей за «квадрат» вместо восьмидесяти людей не радует.

«СП»: — Ваш ЖК куда включен?

— Он в третьей группе, где всего десять объектов. На сегодня в «Царицыно» введено конкурсное производство, нам, как и ЖК «Терлецкий парк» (бывшие «Московские окна»), предлагают нового застройщика — «Мосотделстрой № 1». Достройка должна проводиться за счет бюджета, там требуются миллиарды рублей, и ни один коммерческий девелопер такие нагрузки не потянет.

«СП»: — Москва спокойно дает необходимые средства?

— Москва пообещала пока только в 2018 году 3 миллиарда рублей на подготовительные работы вроде экспертизы, уборки и откачки воды. Но пока их не дала.

«СП»: — Что говорит мэрия Москвы? Вы спрашиваете у нее, где деньги?

— Мы каждую неделю ходим в Москомстройинвест на личные приемы, в которых, слава богу, сейчас не отказывают. В основном говорят, что все будет хорошо, только сидите тихо и не возмущайтесь.

«СП»: — Вы обладаете официальным статусом обманутого дольщика? Сложно было его получить?

— Когда пошли просрочки в 2015 году, дольщики стали подавать документы в этот реестр. Тогда были сплошные отказы. Придирались к документам. Дольщики шли в суд с этими отказами. Но даже с решением суда на руках первых дольщиков в реестр не включали. Просто без объяснения причин. Потом стали вдруг включать. Сначала тех, кто успел посудиться, потом всех остальных. Почему так поменялось отношение — никто нам не объяснил. Правительство Москвы, оно никогда свои мотивы не объясняет.

«СП»: — Достройку вам обещают просто на словах? Без гарантий и расчетов?

— Без гарантий, никаких расчетов. Мы спрашиваем — а когда это будет? Какие сроки, временные рамки? Доходит до того, что нам говорят — сроков нет. Следовательно, можно считать, что это равносильно «никогда».

Доведенные до отчаяния, люди выходят на митинги и протесты, проводят пикеты, организовывают массовые акции. Однако адвокат, руководитель практики защиты прав потребителей Константин Москалев уверен, что решать проблему таким способом — все равно что пытаться завести машину с помощью магии. Чтобы двигатель запустился, развивает мысль эксперт, нужно повернуть ключ в замке зажигания, так и здесь — проблему в правовом поле надо решать правовыми методами. Но собранная статистика, уверен он, свидетельствует — в России, в отличие от европейских стран, человек, зная о том, что его право нарушено, вряд ли пойдет обращаться к юристам. Связано это с тем, что россияне в массе свое уверены — раз меня обманули один раз, значит, обманут и второй.

— К тому же, — подчеркнул он, — позиция властей относительно массовых мероприятий такова — если где-то народ вышел на митинг, значит, протестные настроения надо гасить. Тем более что в Москве и ряде центральных регионов в преддверии предстоящих выборов эти аспекты вызывают в политической среде негодование. Есть проблемные объекты, по которым власть пытается либо утаивать информацию, либо давать обещания, что эти объекты будут своевременно сданы, так что митинги ей никак не на руку.

«СП»: — Давайте представим, что российский обманутый дольщик поверил юристу и пошел защищать свои права. С какими трудностями ему придется столкнуться?

— Когда человек приходит банально подать заявление в суд, с проблемами он сталкивается уже на этом этапе. Очереди в судах, порядок подачи, необходимость сбора комплекта документов, назначение заседания через полтора месяца после подачи иска. Гражданин думает, что это делается специально, чтобы затянуть рассмотрение его проблемы.

«СП»: — А на самом деле нет?

— На самом деле нет. Это такие процессуальные особенности. Просто они — результат нерешенных проблем всей судебной системы.

«СП»: — То есть это не проблема конкретной сферы судебной защиты прав дольщиков?

— Нет, здесь как раз судебная практика уже довольно отлажена. И суды принимают чаще всего позицию именно дольщика, хотя есть и противоположные примеры. Просто есть проблема нехватки кадров в судебной системе, мировых и федеральных судей, их помощников. Вот из-за этого дела рассматриваются не в течение двух месяцев, как положено, а по полгода, а то и дольше.

«СП»: — Почему чиновники не принимают участия в разрешении этой проблемы? Они обычно говорят — раз вам что-то не нравится, идите в суд. Но, позвольте, кто же выдавал неблагонадежному застройщику разрешение на строительство? Куда смотрят контролирующие органы?

— На эту тему у нас недавно была дискуссия, и мы пришли к выводу, что контролирующий орган вмешивается в дела застройщика только в двух случаях. Сначала на этапе выдачи разрешительных документов на строительство, а потом уже только тогда, когда проблема уже появилась и пламя, так сказать, бушует вовсю. Мы считаем, что в контролирующих органах должны быть сотрудники, которые должны вести финансовый и хозяйственный контроль деятельности застройщика на всем этапе строительства.

«СП»: — А сейчас таких специалистов там нет?

— Может быть, и есть, но по факту эта работа не выполняется. Если бы такой сотрудник был и видел, что проблемы начинаются, то он бы забил тревогу раньше. И возможно, не пришлось бы прибегать к экстренным мерам. Хотя по вопросу привлечения застройщика к ответственности есть проблема в том, что в компаниях-застройщиках, даже если взять ТОП-10 застройщиков Московского региона, там в числе учредителей будет присутствовать компания, зарегистрированная где-нибудь на Кипре или на Багамах.

«СП»: — Как же так получается, что даже крупные и известные компании вроде СУ-155, банкротятся, оставляя дольщиков у разбитого корыта. Куда смотрят власти Москвы? Есть еще компания ПИК, которая в подмосковном Путилкове, построив многоэтажные дома, не выполняет обязательства по прокладке дорог, не строит обещанную подстанцию «Скорой помощи». Куда смотрят власти Подмосковья, обращения граждан-то поступают?

— Если говорить о том, почему власти не вмешиваются в дела бизнеса, то это укладывается в ту политику, которая сейчас проводится. И президент, и премьер-министр неоднократно говорили о том, что бизнес должен быть максимально изолирован от власти, чтобы чиновники не могли какими-то незаконными методами ставить палки ему в колеса, тем самым побуждая ко взяткам. Что касается ПИКа, то чиновники стараются максимально уходить от ответов. Губернатор Воробьев очень часто занимает сторону бизнеса. Но мы считаем, что власти в этом вопросе должны занимать жесткую позицию и идти навстречу потребителю, тем более если они хотят оставаться подольше на своих местах.

Читайте также

Сергей Удальцов: «Хорошего царя» не существует

Кто в нашей стране несет ответственность за все антисоциальные реформы

Проблема обманутых дольщиков Москвы, резюмирует Вадим Кумин, решается слишком медленно. Мнение политика по этому вопросу таково:

— Власти должны взять на себя достройку проблемных объектов и в кратчайшие сроки дать квартиры их добросовестным приобретателям, не виноватым в том, что надзорные органы довели ситуацию до коллапса. А потраченные на достройку объектов средства власти должны компенсировать активами не только обанкротившихся компаний (де-юре же у них ничего нет), но и активами владельцев и руководителей таких организаций как физических лиц. Их недвижимость, автомобили, предметы роскоши и прочее должны быть проданы, а вырученные деньги надо направить на компенсацию затрат по достройке объектов.

«СП»: — Но ведь московские чиновники объясняют проблемы несовершенством федерального законодательства. Дескать, корень зла именно там. Так имеет ли смысл спрашивать что-либо, так сказать, с низшего звена вертикали власти?

— Это лукавство. Первое — в Москве существует серьезная экспертно-законодательная база для жилого строительства. Дома возводят крупные компании, многие из них даже вышли на биржу, их финансовое положение на виду, хорошо известно. Как могли допустить на рынок компании, не способные выполнить свои обязательства? Второе — у таких компаний есть проблема двойных продаж. Это уже уголовно наказуемое деяние. Почему, как только стало известно об этом, правоохранительные органы не пресекали это? Третье — есть система регулярного надзора соответствующих органов. Почему она, как оказалось, не смогла стать действенной? Четвертое — обманутые дольщики говорят, что чиновники от них отказываются, никто не считает их потерпевшими. Время в этой ситуации — деньги. У властей нет оперативного вмешательства в процессы, когда проблема уже обозначена. За это упущенное время многие руководители проблемных компаний успевают или скрыться из России, или надежно спрятать свои деньги, часто — тоже за границей. Вот на эти вопросы, в том числе, и должны отвечать региональные власти.

Новости недвижимости: Органы госвласти Подмосковья пойманы на несоблюдении градостроительного законодательства

Долевое строительство: Как остановить «кидалово» от застройщика

Источник

 
Статья прочитана 36 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru