Сегодня: г.


Шоковое состояние

Европейцы, как и Владимир Путин, никогда не простят Михаилу Горбачеву развал СССР. Раньше все было просто: каролингская Европа, окруженная «железным занавесом» и защищаемая НАТО, Восток, чахнущий под бременем коммунистической диктатуры, и отстающий в развитии Юг. Распад СССР подверг нас испытанию свободой, и мы с ним неважно справились, не сумев выработать общий цивилизационный проект, пишет корреспондент Le Monde Арно Лепармантье.

Европа спутала свои ценности и свою идентичность, решила бесконечно расширять свою территорию вплоть до того, что начала переговоры о вступлении в ЕС с Турцией. Такое бесконечное расширение, по мнению Валери Жискар д’Эстена, означало «конец Европейского союза». Европа поверила, что достигла конца Истории, мирного пространства, где главенствует право, а тем временем планета после терактов 11 сентября вступила в эпоху нестабильности, когда на первый план вышла конкуренция стран многополярного мира. Европа спутала свободу торговли и единое экономическое пространство, в котором доля товарообмена между европейскими странами была сведена практически к нулю.

Крушение иллюзий вызвало шок, который едва не погубил Европу, продолжает корреспондент. Этот шок по-разному затронул разные страны Европы, и европейцы вместо того, чтобы объединиться, подумали, что лучше справятся с ним, держась порознь.

Первым ударом стал кризис евро. Европейская валюта держится только за счет поддержки Германии, но издание высказывает сомнения в том, что это будет долго продолжаться.

Вторым шоком стало возвращение войны, начавшееся с украинского кризиса. «Невозможно сплотиться перед лицом неосоветской угрозы. Владимир Путин изобрел новый тип конфликта, без вторжения и объявления войны. Жители Восточной Европы были настроены более воинственно, а жители Западной хотели жертвовать собой ради Киева не больше, чем умирать за Данциг, — пишет газета. — Окончательно разделила их война в Сирии, приведшая к наплыву мигрантов и крупным терактам. Оказавшись как никогда в опасности, европейцы стали умолять о поддержке своего вчерашнего врага, Путина, и предприняли «хождение в Каноссу» — Стамбул, прося о помощи турецкого президента Эрдогана. А так как кризис затронул всех в разной мере, все действуют вразнобой: Германия пытается предотвратить миграционный кризис, Франция — бороться с терроризмом, а Восточная Европа ничего не желает слышать обо всех этих порождениях западного мультикультурализма и неоколониализма, сокрушаясь лишь о том, что о российской угрозе забыли».

Третий кризис оказался политическим: европейские лидеры столкнулись с ростом популизма и ответили на него по-разному. Германия — большей открытостью, Франция — большим национализмом и закрытостью. «Некоторые успокаивают себя тем, что государства-нации еще тяжелее больны, чем Европа. Безусловно. Но они не так хрупки», — резюмирует автор.

Арно Лепармантье

Источник: abonnes.lemonde.fr

 
Статья прочитана 10 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru