Сегодня: г.


Пора делиться, господа?

В переходе к прогрессивной шкале налогообложения, похоже, наметился прогресс.

 – На днях глава Минфина России Антон Силуанов заявил, что его ведомство готово рассмотреть предложения по введению прогрессивной шкалы на доходы физических лиц после 2018 года. Срок этот, разумеется, взят не с потолка. Сохранение актуального уровня фискальной нагрузки обусловлено прозвучавшим в послании президента РФ Федеральному собранию от 4 декабря 2014 года обещанием зафиксировать действующие налоговые условия на ближайшие четыре года, что продиктовано текущим моментом.

Тем не менее, реплику главы Минфина вряд ли стоит отнести к разряду дежурной отговорки. Примечательно, что почти одновременно в СМИ появилась инсайдерская информация от некоего «неназванного источника в государственном аппарате», который сообщил, что российский кабинет министров всерьёз рассматривает вариант введения прогрессивной системы налогообложения, или так называемого налога для богатых, суть которого заключается в том, что налоговое бремя растёт пропорционально уровню дохода гражданина.

Напомню, в 2001 году в нашей стране был введен действующий в настоящий момент в России подоходный налог с плоской 13-процентной ставкой. Иной подход предполагает прогрессивная шкала — система налогообложения, построенная на принципе увеличения НДФЛ в зависимости от уровня облагаемого дохода налогоплательщика. Такая модель принята в большинстве стран Европы, США, Израиле, Китае. Плоскую шкалу налогообложения используют в основном бывшие советские республики и восточноевропейские участники «соцлагеря», а также некоторые развивающиеся страны. Причем, со временем их число сокращается. Так Словакия с 2013 года сменила плоскую шкалу на прогрессивный налог.

При налогообложении личных доходов может использоваться разное количество ставок. Большинство стран используют четыре-пять вариантов градаций, а в Люксембурге их насчитывается аж шестнадцать. Значительно отличается и величина максимальной ставки. Экстремально прогрессивная шкала введена во Франции. Французы с низким годовым доходом – в пределах 5963 евро – освобождаются от налога вовсе. По инициативе президента-социалиста Франсуа Олланда до 75% ставка подоходного налога была повышена для граждан, зарабатывающих более миллиона евро в год, что спровоцировало настоящий исход состоятельных людей из Франции, в числе которых оказался «большой друг нашей страны» Жерар Депардье.

Первенство в Европе по размеру подоходного налога с максимальной ставкой в 56,9% долгое время удерживала страна «развитого социализма» Швеция. В лидерах – поднявшая из-за дефицита бюджета налог Португалия со ставкой в 56,5% и социально ориентированная Дания – 55,6%. В Бельгии, Испании, Нидерландах, Финляндии и Франции максимальная ставка налога превышает 50%. В Великобритании и Австрии богачи платят 50%, в Ирландии – 48%, в Германии – 45%, в США – 39,6%. Средняя величина максимальной ставки налога на личные доходы в странах ОЭСР составляет 43,3%. Ниже нашей страны подоходный налог только в Беларуси – 12%, Казахстане и Болгарии.

В России при крупных и сверхкрупных доходах отдельных граждан плоская шкала налогообложения для них превращается в регрессивную, поскольку у нас существует целый ряд механизмов, которые позволяют богатым в большей степени использовать общественные фонды. Фактически получается, что бедная часть россиян субсидирует богатых. Прогрессивная шкала налогообложения нужна в первую очередь, чтобы более рационально организовать поступление денежных средств в бюджет.

Противники же прогрессивной шкалы полагают, что низкая единая ставка ведет к росту сбережений состоятельными людьми, что в свою очередь стимулирует экономический рост. Однако российские богатеи хранят деньги явно не в российских банках, а значит, размер их сбережений на состоянии отечественной экономики никак не сказывается.

Критики прогрессивной шкалы также утверждают, что она порождает бегство «мозгов», так как ценные профессионалы будут стремиться получать доходы в странах с более низкими ставками налогообложения. Однако страны, взявшие на вооружение плоскую шкалу, как раз не относятся к числу аккумуляторов высококвалифицированных трудовых ресурсов. Напротив, например, жители стран Балтии, где принята плоская шкала, с удовольствием обустраиваются в Скандинавии и их вовсе не смущает перспектива платить значительно более высокие налоги.

В то же время низкая ставка не помогла России приостановить отток квалифицированных работников, ученых и перспективных бизнесменов. Величина налога для них вопрос второстепенный. Тем паче в России низкие официальные налоговые ставки с лихвой «компенсируются» теневыми поборами коррумпированных чиновников.

Принятие единой ставки налога на доходы физических лиц в свое время мотивировалось необходимостью легализации доходов граждан и увеличением объема налоговых поступлений в бюджет страны. Сторонники сохранения 13%-й ставки любят вспоминать, что за первый год её применения собираемость налогов повысилась на четверть. Но здесь надо понимать, что рост количества налогов не совпадает с размером поступлений в бюджет. По данным Федеральной налоговой службы, за 10 лет использования плоской шкалы доля сборов налога в ВВП страны так и не поднялась выше 4%, в то время как в Западной Европе этот показатель колеблется в пределах от 8 до 10 % ВВП.

Другая проблема связана с территориальной дифференциацией. Сегодня подоходный налог полностью зачисляется в бюджеты регионов, которые сильно различаются по уровню доходов на душу населения. «Если просто ввести прогрессивную ставку, то, скорее всего, возрастут доходы богатых регионов», – предупреждает руководитель Центра фискальной политики Галина Курляндская. Кроме того, подоходный налог зачисляется не по месту жительства, а по месту работы, поэтому от введения прогрессивной шкалы еще больше выиграют столица и крупные города. 
Однако, как отмечает эксперт, такой перспективы можно избежать, если прогрессирующую часть налога зачислять не в бюджеты субъектов РФ, а в федеральную казну.

Здесь мы сталкиваемся с другой отечественной проблемой: непрозрачностью распределения налогов. В Финляндии, например, население высказалось категорически против снижения подоходного налога, так как до 70% собираемых податей оседает в коммунах, где сами налогоплательщики участвуют в принятии решений, на что тратить деньги. Такая система существует во многих европейских странах на государственном уровне, поэтому граждане сами выступают за высокие налоги.

О необходимости перехода к прогрессивной шкале неоднократно заявляли и парламентарии, в первую очередь «Справедливая Россия», подготовившая уже несколько законопроектов по данному вопросу. Согласно последнему варианту действующая ставка НДФЛ в 13% сохраняется для дохода до 2 млн руб. в месяц, или 24 млн руб. в год. С дохода, превышающего эту сумму, предлагается взимать налог в 25%. В отношении доходов от 100 млн до 200 млн руб. предусмотрена ставка в 35%, от 200 млн руб. — 50%. Такие же ставки авторы инициативы намерены применять в отношении доходов физлиц от долевого участия в деятельности акционерных обществ.

По данным столичной налоговой службы, годовой доход свыше 24 млн руб. задекларировали 2,8 тыс. человек из 11 миллионов москвичей. То есть повышение налога могло бы коснуться 0,025% населения столицы. Между тем сумма доходов этого ничтожного меньшинства превысила 484 млрд рублей. Понятно, что в других регионах процент богатеев еще меньше.

Другая цель внедрения прогрессивной шкалы – приближение к европейскому уровню децильного коэффициента: соотношения доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных. В России данный показатель официально составляет 16,2, хотя в действительности он значительно больше, в то время, как в европейских странах считается нормальным коэффициент, равный 5-6. Это соотношение является оптимальным балансом, который, с одной стороны, поддерживает предпринимательскую активность, с другой стороны, не дает семьям с низкими доходами опускаться в яму нищеты, что является одним из обязательных условий развития экономики за счет высокой покупательской способности населения.

Сторонники прогрессивной шкалы уверены, что данная модель имеет не только социальное и фискальное предназначение. Сейчас крупным бизнесменам создаются все условия по выводу заработанной их компаниями прибыли в категорию личных доходов. После уплаты незначительных налогов эти средства становятся легальными, их можно выводить за рубеж для покупки недвижимости, яхт, предметов роскоши. Прогрессивная шкала призвана стимулировать направление прибыли не на личное обогащение, а на развитие предприятий.

Похоже, что экономические трудности подводят все же федеральных чиновников к мысли о необходимости пожертвовать красивой «вывеской», возвещающей сверхнизкий уровень фискальной нагрузки, якобы привлекательный для бизнесменов и инвесторов. К тому же отказ от введения прогрессивной шкалы будет означать, что олигархическое лобби прочно удерживает свои позиции и никаким образом не хочет делиться ни привилегиями, ни прибылями, даже в непростой для страны ситуации. Да и вопрос престижа для российских властей играет не последнюю роль. Все же не очень уютно находиться в редеющем строю развивающихся стран, взявших на вооружение плоскую шкалу.

 

Максим Зарезин

Источник: stoletie.ru

 
Статья прочитана 3 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru