Сегодня: г.


Польские СМИ: Путин выиграл в Париже

«Владимир Путин использует произошедшие террористические акты в Париже, чтобы восстановить позицию России на Западе и укрепить её», — такую мысль высказал журналист польского интернет-журнала Newsweek.pl Михал Кацевич.

Когда почти два месяца назад волна беженцев двигалась в Европу, только несколько робких голосов предостерегали о надвигающихся изменениях, способных принести выгоду Владимиру Путину. В это же самое время Россия начала свою военную операцию в Сирии с использованием небольшого количества истребителей и бомбардировщиков. Всё это, подогреваемое российской пропагандой, выглядело так, будто Россия самостоятельно борется с Исламским Государством. Лишь некоторые эксперты предупреждали тогда, что цель этой интервенции — не уничтожение ИГИЛ и даже не поддержка своего союзника Башара Асада.

Главная цель этой операции — принуждение Запада к сотрудничеству. Ликвидация изоляции России, снятие санкций. И сдача Европой своих позиций на Украине. Российские самолёты в Сирии были только началом комбинации. Мастерской операцией Путина. Он так расположил фигуры на шахматной доске, что втянул Запад в ловушку. Не дал ему альтернативы, принуждая к сотрудничеству с Москвой. И ждал. И тут произошли теракты в Париже. Нет, ни в коем случае нельзя утверждать, что Россия имеет какое-то отношение к этому. Не нужно иметь множество экспертов по ближневосточной тематике и развитой сети информаторов (хотя Россия имеет и это), чтобы понять, что рано или поздно война с ИГИЛ перенесётся в Европу. Теракты в Париже приводят сегодня к переоценке глобальных раскладов. Глава европейской дипломатии Федерика Могерини недавно заявила, что мир должен отвергнуть давнюю враждебность и быть открытым для сотрудничества. В переводе с дипломатического языка это означает: нужно поговорить с Путиным.

Шах. Путин дождался. Запад сам предлагает ему сотрудничество. Уже появляются голоса, призывающие обдумать наземную операцию. А это означает необходимость сотрудничества не только с армией Асада (с той самой, которую обвиняют в тяжких военных преступлениях), но и с Россией. Никто наверно не представляет себе подобной операции без Москвы.

Но это не единственные негативные последствия. Ослабление Европы, триумф националистических взглядов и вероятное усиление националистических движений и партий — это ещё один успех Путина. Он работает над этим уже многие годы. А сейчас цель близка как никогда. Под влиянием терактов переоценка может коснуться и политики обороны Европы. Вполне возможно, что это приведёт к увеличению оборонных расходов. Следует ожидать, что основная часть расходов пойдёт не на закупку вооружения и оборудования, а на борьбу с терроризмом и усиление внутренних границ.

Демократически избранные европейские политики не могут с такой лёгкостью как Путин покупать новые ракеты, истребители, бомбардировщики, создавать новые десантные дивизии и морские группировки, объясняя это тем, что всё это служит внутренней безопасности. И это ещё один плюсик для Путина, который стремится удерживать паритет вооружённых сил в Европе.

Ну и наконец, украинский вопрос. Эта проблема уже уходит на дальний план. Главные участники Минского процесса — Франция и Германия — будут более уступчивы на уступки в пользу России и её проекта на Донбассе. И об этом свидетельствуют возобновившиеся за последние две недели боевые действия на Донбассе. Каждый день количество обстрелов растёт, сепаратисты перегруппировывают свои силы, проводят учения на полигонах с использованием оружия. Этим Запад тестируется на то, как далеко он готов зайти в своих уступках. И это происходит в то время, когда Париж и Берлин находятся в состоянии шока после терактов и когда они заняты решением своих проблем, а не украинских.

Пока что Путин поставил «шах» Европе. Поставил её в ситуацию, в которой выбора нет. И так произошло не потому, что он и его команда — это мастера планирования спецопераций. А потому, что он, в отличие от европейских политиков, действует выше права и независимо от настроений избирателей. В отличие от западных политиков, он имеет чётко выраженного главного противника. Им не являются ни ИГИЛ, ни Украина. Для Путина эти противники только тактические. Такие, который можно обыграть только для того, чтобы победить «главного противника». А его Путин не теряет из виду уже многие годы. И этим противником является Запад.

Источник (на польском языке, перевод автора)

Если не обращать внимание на некоторую паранойю польского журналиста касаемо идей и взглядов Путина, можно заметить, что в Европе, во всех её уголках (в том числе и в Польше) приходит осознание, что обеспечение европейской безопасности без сотрудничества с Москвой обречено на провал. Разумеется, в обмен на помощь с террористами Кремль потребует уступок на некоторых других фронтах, таких как, к примеру, Украина или снятие санкций. Учитывая то, что Европа сама страдает от своей недальновидной политики на Украине и от сохранения режима взаимных санкций, шансы на получение таких уступок велики. Вопрос состоит в том, решится ли Европа на полноценное сотрудничество с Россией или же она по-прежнему положится на своих заокеанских партнёров. Польша, как сосед России и потенциальная жертва «российской агрессии» вполне разумно тревожится по поводу того, к чему же приведёт такое сотрудничество. К счастью для нас и для поляков такие параноидальные взгляды о России, которые нам представил Михал Кацевич (хорошо хоть, что он не обвинил Путина в организации этих терактов, в настоящее время не преобладают в Польше, и все мы вполне можем рассчитывать на позитивное развитие как польско-российских, так и европейско-российских отношений.

P.S.: и как вы могли заметить, приверженцы идеи о «многоходовочках» Путина есть не только в России, но и в Польше)

Источник: cont.ws

 
Статья прочитана 2 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru