Сегодня: г.


«Любовное зелье» Александра Лукашенко

Что же, дорогие граждане, Майдан животворящий делает! На Украине, как все мы знаем, — ничего хорошего.

Зато с политическим имиджем «последнего диктатора Европы» Александра Григорьевича Лукашенко он творит самые настоящие чудеса. Набрав свыше 83% голосов, Лукашенко одержал уже пятую в своей карьере победу на выборах президента Белоруссии — вы представляете, как бы воспринималась такая новость, если бы на Украине не случилось «триумфа демократии» в виде Майдана?

Правильно, как очередное доказательство того, что «диктатор Лукашенко» в очередной раз поставил ногу на горло оппозиции, включил на всю катушку административный ресурс и выдал на-гора заранее запрограммированный результат. Но на Украине случилось то, что случилось. И это кардинальным образом преобразило образ ничуть не поменявшего своих повадок и привычек Александра Григорьевича.

Теперь Лукашенко — это не карикатурный злодей из прошлого, чудом сохранившийся на задворках Европы. Теперь Лукашенко — это умудренный опытом политик, который смотрит дальше и видит больше, чем другие. Теперь Лукашенко — это гарант всего и для всех — даже если эти интересы и чаяния этих «всех» различаются самым причудливым образом.

Начну с России — страны, которой незадолго до дня голосования Александр Григорьевич прилюдно отказал в праве завести в Белоруссии авиабазу. Как понимать такой поступок — как шаг Батьки прочь от Москвы и Путина? С моей точки зрения, никоим образом. Автор известного высказывания «Белорусы — это русские со знаком качества» не собирается делать ручкой матушке-России в столь чувствительной для нее сейчас оборонной сфере.

Что Лукашенко собирается сделать, так это выторговать у «русских без знака качества» максимально выгодную цену за свое бодрое заявление: «Российской авиабазе в Белоруссии быть!» О том, какой может быть эта цена, в минских политических кругах говорят совершенно без стеснения: «Наша военная техника устаревает. Россия должна помочь Белоруссии технически перевооружить наши вооруженные силы. Мировую цену за, скажем, суперсовременный истребитель мы не потянем. Внутрироссийскую — тоже не потянем. Значит, эта проблема должна быть решена на основе иных принципов».

Не знаю, договорятся ли Путин и Лукашенко по поводу авиационной базы. Учитывая ту высокую степень интеграции между Москвой и Минском в оборонной сфере, которая имеется уже сейчас, я бы такой возможности совсем не исключал. Но даже если два президента вдруг не сойдутся в цене, победа Лукашенко на выборах президента Белоруссии все равно будет восприниматься Москвой как своя собственная победа.

Да, Лукашенко сложно назвать комфортным и удобным партнером. Да, его определение «взаимной любви между двумя славянскими народами» звучит примерно так: старший брат по жизни обязан всячески помогать младшему! Да, Лукашенко обожает играть на противоречиях между Россией и другими центрами силы. Но при этом Лукашенко для Москвы понятен и предсказуем. В Кремле убеждены: пытаясь отжать максимум ото всех, Батька никогда не совершит «отчаянный бросок на Запад», никогда не станет «новым Ющенко», «новым Порошенко» или, упаси бог, «новым Януковичем».

Для населения Белоруссии Лукашенко — гарант двух вещей. Того, что жизнь в стране останется если не сытной, то по-прежнему мирной и стабильной, и того, что Белоруссия сохранит свою независимость от России. То, что произошло в Крыму и на Донбассе, очень многие в Белоруссии — и не только в Белоруссии — спроецировали на себя. И это сделало отношение белорусского общества к России несравненно более настороженным.

В стране сейчас идет медленный, почти незаметный, но неуклонный процесс формирования собственного белорусского национального самосознания. И Лукашенко как политик с фантастически развитым чутьем сумел этот процесс оседлать, вырвать из рук оппозиции этот важный потенциальный козырь. Играя на грани фола — а по-другому президент Белоруссии вести политическую игру, собственно, и не умеет, — Батька вбил в сознание населения тезис: я единственный человек, способный провести страну сквозь бурные воды между двумя рифами. Я не допущу ни Майдана и кровавой катастрофы, ни нашего превращения в колонию Москвы.

Остается Запад — регион мира, для которого Лукашенко всегда был словно кость в горле. Майдан и здесь сделал свое дело. В глазах США и ЕС Лукашенко остался глубоко неприятным деятелем. Но гнев от «попрания демократических идеалов» и здесь смирился здоровым прагматизмом. А этот прагматизм диктует: Лукашенко сейчас выгоднее воспринимать как лидера, который «встал на путь исправления» и которого неплохо было бы заманить пройти по этому «пути исправления» еще несколько километров.

Другое дело, что лидер Белоруссии — это тертый калач. Перед его носом бессмысленно размахивать морковкой в виде перспективы снятия многолетних санкций. «Снятие санкций нам не очень-то нужно, — сказал мне уже упомянутый близкий к власти собеседник из минских политических кругов. — За долгие годы мы к этим санкциям привыкли и практически перестали их замечать. Для нас важнее международные финансовые кредиты на выгодных условиях».

Иными словами, засуньте свое «прощение» сами знаете куда, а нам давайте лучше деньги! Грубо, прямолинейно и обидно для европейских идеалов? Возможно. Но Лукашенко образца 2015 года может позволить себе такое поведение.

Михаил Ростовский

Источник: newsland.com

 
Статья прочитана 24 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru