Сегодня: г.


Сирия — страна на грани развала?

В первой половине сентября боевики из группировки «Фронт ан-Нусра» (сирийского подразделения «Аль-Каиды») захватили авиабазу Абу-Духур и прилегающие города в сирийской провинции Идлиб. Сдача аэродрома, который они обороняли в течение двух лет, стала стратегическим поражением правительственных войск на северо-западе Сирии, который теперь потерян для Дамаска. Хотя одной из причин поражения стала песчаная буря, не позволившая Дамаску задействовать авиацию, наступление боевиков носит масштабный и хорошо скоординированный характер. По мере продвижения отрядов «Ан-Нусры» и ИГИЛ, все реальнее становится перспектива раздела Сирии, а также Ирака. В этом году боевиками были захвачены Пальмира в Сирии, стратегический город Рамади в иракской провинции Аль-Анбар, а также ряд других важных объектов. ИГИЛ уже находится у ворот как Дамаска, так и Багдада.

Дамаск уже фактически признал, что не может контролировать всю территорию страны, 70% которой заняли исламисты. Разрушена экономика, истощены людские ресурсы, боевики стоят в пригородах сирийской столицы. В этих условиях правительственная армия способна оборонять лишь узкую полосу земли, идущую от Дамаска вдоль границы с Ливаном до алавитских районов на средиземноморском побережье. Но даже на этом узком фронте успех не гарантирован: захватив провинцию Идлиб, исламисты готовятся к наступлению на Латакию — главный порт Сирии и вотчину алавитской общины, находящейся у власти в стране. Именно смертельная угроза, нависшая над сирийской республикой, побудила Россию оказать экстренную военную помощь своему главному ближневосточному союзнику. В Латакии и окрестностях строятся укрепления, аэродромы, укрепляется инфраструктура на тот случай, если сюда придется эвакуировать правительство Башара Асада и все военно-политическое руководство Сирии. Согласно лондонской газете «Аль-Араб», боевики ИГИЛ уже окопались в предместье Дамаска — Гуте, и готовятся к штурму сирийской столицы. При этом все больше сторонников «умеренной» сирийской оппозиции вливается в ряды исламистов. По мнению сирийских наблюдателей, в случае, если ИГИЛ захватит стратегическое шоссе Пальмира-Хомс, путь на Дамаск с севера будет открыт.

Ряд источников в Дамаске уже дал понять, что раздел Сирии неизбежен, и баасистский режим, преимущественно представленный алавитами, намерен заранее усилить свой контроль над побережьем, городами Латакия, Тартус, Хомс, Хама, международной автострадой Дамаск-Бейрут и собственно Дамаском. При этом основная территория Сирии (за исключением курдских анклавов на севере) станет добычей ИГИЛ, «Фронта Ан-Нусра» и других исламистских движений, в то время как роль так называемой «умеренной оппозиции», на которую делает ставку Запад, практически будет сведена к нулю.

По оценке французского специалиста по Ближнему Востоку Фабриса Баланша, на территории, контролируемой ИГИЛом, проживает до 15% населения Сирии, еще 20-25% живут на территории под контролем «Фронта Ан-Нусра». На курдских территориях проживает до 10% населения Сирии, и на территории, подчиняющейся центральному правительству — от 50% до 60%. Чисто демографические и географические факторы делают неизбежным раздел страны.

Восстание в Сирии началось в марте 2011 года в рамках инспирированной Западом «арабской весны». Так же как в Тунисе, Египте и Ливии, тысячи оппозиционеров вышли на улицы с требованиями политических реформ и борьбы с коррупцией. Вскоре мирные протесты переросли в вооруженное восстание, при поддержке внешних сил из армейских дезертиров была сформирована «Свободная сирийская армия», к которой примкнули экстремистские группировки, началась гражданская война. В 2013 году на сирийско-иракской границе появился ИГИЛ, который полностью изменил соотношение сил в регионе. Данные о потерях и перемещенных лицах за четыре с половиной года боев в Сирии разнятся. Вероятно, число убитых превышает четверть миллиона человек (в большинстве — гражданских лиц), от 7 до 10 миллионов сирийцев стали беженцами. Запад, всячески поддерживающий исламистов, возложил вину за кровопролитие на режим Башара Асада.

Так или иначе, но географические границы Сирии и Ирака никогда не станут прежними. Они были определены по результатам Первой мировой войны согласно англо-французскому договору Сайкса-Пико на землях бывшей Османской империи. Ирак переходил под контроль Великобритании, а на французской подмандатной территории были созданы нынешние Сирия и Ливан. Примечательно, что во «французской зоне» в 1920 году была учреждена алавитская автономия, которая в 1922 году была превращена в самостоятельное «Государство алавитов». Чтобы противостоять пансирийскому национализму суннитов, в период между двумя мировыми войнами французы делали ставку на алавитский «партикуляризм», или сепаратизм. Лишь в 1937 году алавитское образование под давлением сирийских националистов было включено в состав Сирии.

Каковы перспективы нового «государства алавитов»? По разным подсчетам, от 12 до 20% населения Сирии (от 3 до 5 миллионов человек) являются алавитами (нусайритами). Они возникли как религиозное направление в шиитском Исламе в конце 9 века на территории нынешнего Ирака (название этого учения связано с деятельностью богослова Ибн Нусайра) и затем, в результате войн и миграций, переместились к средиземноморскому побережью — району между нынешними Турцией и Ливаном, где находятся города Латакия и Тартус. Алавиты всю историю были гонимым и притесняемым меньшинством: за последнюю тысячу лет, с тех пор, как они перебрались на нынешнюю территорию расселения, алавиты подвергались жесткому давлению со стороны сперва египетских мамлюков, а затем турок-османов, которые пытались насильственно навязать им суннитский ислам. Они также вступали в конфликты с курдами, друзами и исмаилитами. Алавиты жили изолированно в течение столетий и, несмотря на попытки ассимилировать их, сумели сохранить свою веру и традиции.

Французский протекторат положил конец многовековой самоизоляции алавитов: крепкие парни из алавитских деревень пошли служить в армию — сперва под французским командованием, а затем в национальные вооруженные силы. Это было связано также с тем, что у бедного алавитского крестьянства не было денег, чтобы откупиться от воинской службы. К тому же, армия давала возможность продвинуться в сирийском обществе по социальной лестнице. Алавиты служили солдатами во французских воинских формированиях, а с конца 40-х годов были допущены к учебе в Военной академии и пополнили сирийский офицерский корпус. Они также составили кадровый костяк БААС — Партии арабского социалистического возрождения. До Второй мировой войны алавиты представляли собой маргинальную религиозную группу. Хотя великий муфтий Иерусалима признал их мусульманами еще в 1936 году, для большинства суннитов они оставались «вероотступниками», и на работу в города их брали только в качестве домашней прислуги. Ситуация стала меняться после войны, но особенно вес алавитов в сирийском обществе вырос после прихода к власти партии БААС в 1963 году, поскольку они составляли значительную часть ее политического и военного руководства и поддерживали ее идеологию. Позиции алавитов еще более упрочились после того, как в 1970 году министр обороны Хафез аль-Асад захватил власть и год спустя объявил себя президентом. С приходом династии Асадов к власти бедные алавитские регионы и прежде всего портовый город Латакия пережили подлинный экономический бум. Хотя алавиты получили широкий доступ в армию, спецслужбы, партийный аппарат и госсектор экономики, частный бизнес для них во многом остался закрытым, в нем по-прежнему преобладают сунниты и христиане. Имеют ли алавиты монополию на власть в Сирии? Совершенно очевидно, что алавиты не смогли бы править без поддержки других сил в стране, 75% которой являются суннитами. В 1973 году в сирийскую конституцию был внесен пункт, согласно которому глава государства обязан быть мусульманином, и отец нынешнего президента Хафез аль-Асад всячески подчеркивал свою верность принципам Ислама. В определенном смысле алавиты являются представителями умеренного и открытого духу времени Ислама, противниками исламского радикализма. В баасистской Сирии до последнего времени соблюдались права религиозно-этнических меньшинств, в том числе армян, друзов, палестинцев и местных христиан. Исключение составляли курды, которым было отказано в гражданстве, и на чьих территориях проводилась политика «арабизации».

В ходе нынешней беспощадной войны сирийская оппозиция все больше выступает под суннитско-фундаменталистскими лозунгами, требуя изгнания христиан в Ливан и «окончательного решения» алавитского вопроса. В случае поражения в гражданской войне алавиты могут предпринять последнюю попытку спастись — закрепиться на своих исконных местах проживания вдоль средиземноморского побережья Сирии. Имеются косвенные подтверждения того, что подготовка к этому запасному плану ведется: активно вооружается местное алавитское население, строятся оборонительные сооружения, изгоняются жители соседних суннитских деревень. Сирийская оппозиция опасается такого развития событий, поскольку приморский регион имеет для Сирии большое стратегическое значение: через него проходят нефте- и газопроводы, в портах Банияс и Тартус находятся основные нефтяные терминалы и нефтеперерабатывающие комплексы.

Дмитрий Добров

Источник: inosmi.ru

 
Статья прочитана 13 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru