Сегодня: г.


Партнерозамещение России?

Почему иранский рынок так манит западных инвесторов и какие подводные камни в себе таит?

По всей Европе бизнесмены проводят разного рода деловые мероприятия, продумывая стратегию вхождения на иранский рынок после долгих лет изоляции этой страны и, соответственно, отсутствия у европейских компаний доступа к Ирану.
 
Около 400 представителей деловых кругов Запада собирались недавно в Цюрихе, чтобы поговорить о новых рынках, в частности, об Иране. Один из выступавших на той встрече красноречиво призывал бизнес в Иран, характеризуя его как страну, которая по площади как Западная Европа, по численности населения как Турция, а по запасам газа – как ни одна другая страна мира.

Золотые горы или дешевая приманка?

Многие уже начали ездить в Иран. Австрийский президент намерен взять с собой 240 бизнесменов в рабочую поездку, которая запланирована уже в конце этого месяца. Для них Иран – не только огромный рынок (80 млн человек), но и ворота в соседние государства, погрязшие в конфликтах. То есть, можно сказать, безопасный путь на небезопасные рынки.

Пока западный бизнес лелеет надежды, их потенциальные партнеры в Иране преисполнены скепсиса. То, что издалека кажется золотыми горами, на поверку оказывается дешевой приманкой: после всеобъемлющего соглашения по ядерной программе Тегеран вздохнул свободно, но рынок пошел вниз. Бизнесмены жалуются на неподобающую технику и утрированный баланс, а цены на недвижимость и строительные услуги не очень высокие.

С одной стороны, санкции действительно стимулировали отложенный спрос, но они же лишили Ирана ликвидности, необходимой для финансирования проектов.

Участники мероприятия в Цюрихе прикинули прайс-лист: $15 миллиардов на железные дороги, $200 миллиардов в энергетический сектор, $30 миллиардов на развитие туризма. Выглядит красиво, другое дело будет, когда придется платить.

Цены на нефть упали вдвое, значительно сократив доходы и снизив градус энтузиазма инвесторов. Появление Ирана в энергетическом секторе может еще сильнее снизить цены на энергоносители, а усиление государство повысит его региональные амбиции.

Иран пока контролирует Багдад, режим Асада, «Хезболлу», повстанцев в Йемене и небольшие шиитские анклавы в разных странах. Даже с подорванной экономикой ему удается иметь столько сателлитов в регионе.

Можно себе представить, что произойдет, скажем, с иракским Курдистаном, когда Тегеран по-настоящему обзаведется мускулами. Он станет сильным игроком – как на газовом, так и на нефтяном рынке. 

Поэтому аятоллы точно знают, зачем прикладывают столько усилий к налаживанию контактов с Западом. А вот зачем это понадобилось России – вопрос дискуссионный.

Когда вернутся деньги

Все прекрасно понимают, что уровень коррупции в стране чрезвычайно высокий. Об этом, кстати, говорили и организаторы мероприятия в Цюрихе.

Финансовые эксперты настаивают, что президент Роухани будет придерживаться линии приватизации государственных монополистов, доминирующих в экономике страны. Именно они попали под санкционные списки, так как часто имеют тесные связи с Корпусом стражей исламской революции. 

Президент Роухани сильно сократил расходы, чтобы снизить инфляцию. Санкции, конечно, когда-нибудь снимутся, но не все, и вопрос еще в том, когда это произойдет.

Конечно, в Тегеран зачастили западные чиновники, но пока непонятно, скоро ли с такой же легкостью и частотой будут осуществляться банковские трансферы.

А в деловых кругах сохраняется опасение, что призыв иранского лидера «придерживаться экономики сопротивления» приведет к протекционистским мерам.

Луч света в персидском царстве

Но не все так мрачно, каким кажется. Снятие санкций может разморозить, по разным оценкам, от $50 до $120 миллиардов иранских средств в иностранных банках.

Возвращение части диаспоры предположительно принесет Ирану еще $20 миллиардов.

Компании Mercedes-Benz и Volkswagen намерены сместить французскую Peugeot с ее амбициями ведущей автокомпании в исламской республике (до революции она называла Иран вторым в списке своих рынков, но потом покинула его из-за санкций).

Уже в 2016 году мощное расширение в Иране собирается провести The Coca-Cola Company.

Воодушевлены иранскими перспективами и американские экспортеры зерна, которые и так являются крупнейшими поставщиками зерновых культур в ИРИ. Западные политики и бизнесмены единодушно преисполнились оптимизма.

Ошибка российской дипломатии

Надо понимать, что, как говорится, моське потребуется некоторое время на то, чтобы стать слоном. Но Иран морально готов к этой метаморфозе и полон решимости ее добиться.

Позволив ему договориться с Западом, российская дипломатия продемонстрировала отсутствие всякой логики. Ценой этого соглашения станет сдача позиций России в качестве медиатора между Западом и Ираном.

Более того, если Ирану удастся закрепить свои отношения с Западом, в долгосрочной перспективе он способен занять позицию медиатора между Западом и Россией. Остается надеяться только на то, что режим мулл окажется ненадежным партнером.

Рамазан Алпаут

Источник: kavpolit.com

 
Статья прочитана 4 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@glopages.ru